Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Убийство царской семьи: расследование XXI века


В предшествующих статьях мы рассказали о тщательном расследовании убийства Николая II и его близких. Серьезных аргументов у следствия было достаточно, картину казни и последовавшего за ней захоронения удалось восстановить практически полностью. Доказательством стал документ, подготовленный для Русской православной церкви. Священнослужители высказали свои сомнения по поводу идентификации останков царской семьи и их приближенных, сформулировав их в виде 10 вопросов. Ответы были подготовлены прокурором-криминалистом Генпрокуратуры В. Н. Соловьевым и переданы в личной беседе Святейшему Патриарху Алексию II. Перечислим кратко содержание этого многостраничного документа:

1. Проведены стоматологические исследования останков 9 человек. Полученные данные по полу и возрасту совпали с данными погибших.

2. Проведено антропологическое исследование, подтвердившее принадлежность останков царской семьи и лицам из свиты.

3. Объяснены и сняты противоречия в результатах отечественной экспертизы и заключения профессора Мэйллза по идентификации останков № 6 (великая княжна Мария или Анастасия). Сравнение обводов голов и черепов, антропологическое и стоматологическое исследования показали, что скелет № 6 принадлежит великой княжне Анастасии Николаевне.

4. Проанализированы и сопоставлены с современными данными выводы следствия 1918–1924 гг. о полном уничтожении всей царской семьи. Информация из воспоминаний участников расстрела и захоронения совпала с данными, полученными следователями Наметкиным, Сергеевым, Соколовым, выводами современной ситуационной и других экспертиз.

5. Проведена графологическая и стилистическая экспертиза «записки» Я. М. Юровского. Доказано, что текст записки 1920 г. (в записи академика М. Н. Покровского) имеет вставки, выполненные рукой Юровского.

6. Проведена экспертиза относительно наличия костной мозоли на черепе Николая II, которая, якобы, должна была образоваться как след от ранения, нанесенного ему в Японии в 1891 г. Следов мозоли на черепе обнаружено не было. Подлинные записи лейб-медиков, исследования его головного убора и рубахи, позволили сделать заключение, что в результате такого ранения костная мозоль на черепе образоваться не могла.

7 и 8. Относительно останков наследника Алексея и великой княжны Марии и предположения, что оба тела могли быть полностью уничтожены. По заключению специалистов, полное уничтожение двух трупов в условиях открытой местности за то время, которое имелось в распоряжении Юровского, невозможно.


Свидетельство о смерти Николая II. 10 июля 1996 г. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 49. Л. 1.

Свидетельство о смерти Николая II.
10 июля 1996 г. 
ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 49. Л. 1.

9. Предположение о ритуальном характере убийства. Единственный признак «ритуального» убийства в расстрельной комнате — это некие изображения небольшой величины на подоконнике, похожие на «пробу» пера. Никто никогда не смог доказать, что это осмысленная надпись. Все попытки найти аналоги в мировой истории не увенчались успехом. Следствие пришло к выводу, что убийство не являлось «ритуальным».

10. Антропологи и судебные медики пришли к выводу о том, что ни у Николая II, ни у членов царской семьи головы после убийства не отчленялись. Сохранились шейные позвонки, не имеющие повреждений, и каждый череп соответствует посткраниальному скелету1.

 

Свидетельство о смерти Александры Федоровны. 10 июля 1996 г. ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 49. Л. 3.

Свидетельство о смерти Александры Федоровны.
10 июля 1996 г. 
ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 49. Л. 3.

В октябре 1993 г. выходит распоряжение правительства РФ: «Принять предложение Русской православной церкви, Минкультуры России, администрации Свердловской области и мэрии Санкт-Петербурга о создании комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи, и утвердить ее состав…»2.

 

Распоряжение Совета Министров — Правительства РФ № 1884-р о создании комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. 23 октября 1993 г. ГА РФ. Ф. 10200. Оп. 1. Д. 116. Л. 48.

Распоряжение Совета Министров — Правительства РФ № 1884-р
о создании комиссии по изучению вопросов,связанных с исследованием
и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи.
23 октября 1993 г. ГА РФ. Ф. 10200. Оп. 1. Д. 116. Л. 48.

 

В нее вошли руководители министерств и ведомств, известные ученые — историки, архивисты, судебные медики, представители Русской Православной церкви и общественности. Поручения комиссии позволили провести масштабный поиск документов в ранее закрытых архивах России, наладить взаимодействие с зарубежными организациями, направлять работу экспертных групп, а также организовывать возвращение части документов следствия Н. А. Соколова в Россию. Комиссия предложила правительству захоронить останки погибших в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, который служил усыпальницей императорского дома Романовых с первых дней своего существования.

 

Поручение Президента РФ Б. Н. Ельцина председателю Правительства РФ В. С. Черномырдину о необходимости рассмотреть на заседании Правительства вопрос о месте и дате захоронения останков российского императора и членов его семьи. 20 февраля 1998 года. ГА РФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 17. Л. 3.

Поручение Президента РФ Б. Н. Ельцина председателю Правительства РФ В. С. Черномырдину
о необходимости рассмотреть на заседании Правительства вопрос о месте
и дате захоронения останков российского императора и членов его семьи.
20 февраля 1998 года. ГА РФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 17. Л. 3.

Первое захоронение здесь относится к 1708 г., когда еще в деревянной церкви святых апостолов Петра и Павла похоронена полуторагодовалая дочь Петра I — царевна Екатерина. В 1715–1728 гг. в строившемся каменном соборе погребли шестерых детей, двух невесток и сестру Петра I, затем его самого и императрицу Екатерину I. В 1831–1917 годах собор вместе с великокняжеской усыпальницей стал местом погребения практически всех членов царской фамилии.

Придел Святой Екатерины был выгорожен из основного объема Петропавловского собора в 1779 г. в ходе строительных работ по восстановлению колокольни после пожара. Одновременно придел получил второе название — «Малого храма», так как использовался в основном для ранних литургий и отпевания некоронованных особ императорской фамилии. Придел представлял собой вытянутое с запада на восток помещение длиной 8,12 и шириной 6,30 метра (общая площадь равнялась приблизительно 57,37 кв. м) с одним окном и двумя дверями, выходящими непосредственно в собор и притвор собора. В 1716 г. здесь была похоронена царица Марфа Матвеевна — вторая жена царя Федора Алексеевича, старшего брата Петра I.



1. Более подробно см.: Справка старшего прокурора-криминалиста Главного следственного управления Генеральной Прокуратуры РФ В. Н. Соловьева «О вопросах, связанных с исследованием гибели семьи бывшего российского императора Николая II и лиц из его окружения, погибших 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге». 23 января 1998 г. ГА РФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 9. Л. 17-36.

2. ГА РФ. Ф. 10200. Оп. 1. Д. 116. Л. 48.


13.11.2019

Возврат к списку