Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Убийство царской семьи: следствие 1991–1998 годов


Продолжаем наш рассказ о расследовании убийства царской семьи. Речь пойдет о событиях последнего десятилетия минувшего века, которые должны были поставить точку в этом запутанном деле.

 

Карта-схема Екатеринбурга. 1992 г. ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 29

Карта-схема Екатеринбурга. 1992 г.
ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 29

Следственные действия по изучению обстоятельств гибели семьи императора Николая II начались с официального заявления об обнаружении человеческих останков, сделанного А. Н. Авдониным 10 июля 1991 года в прокуратуре Свердловской области. Уже 11–13 июля группа, состоящая из археологов (Л. Н. и И. О. Коряковы), судебно-медицинских экспертов (П. П. Грицаенко, В. С. Громов), криминалистов (В. А. Волков, В. Д. Воробьев) и других специалистов произвела вскрытие захоронения.

Позднее А. Н. Авдонин даст оценку произошедшему: «Выполненное вскрытие в целом не соответствовало научному археологическому исследованию, оно было ближе к эксгумации с элементами археологических исследований (привязка к координатам пространства, послойное изучение погребения, последовательное изучение останков). Все это было выполнено на достаточно высоком профессиональном уровне. Работу координировала Л. Н. Корякова»1.

 

Зарисовка расположения скелетированных останков в захоронении. Июль 1991 г. На плане отмечены места расположения фрагментов керамических сосудов ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 27

Зарисовка расположения скелетированных останков в захоронении.
Июль 1991 г. На плане отмечены места расположения фрагментов керамических сосудов
ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 27

Были обнаружены девять человеческих скелетов (четыре мужских, пять женских), более десятка пуль, остатки веревок и обломки керамических сосудов (предположительно из-под кислоты). Из протокола осмотра места происшествия (Свердловск, 11–13 июля 1991): «Всего в процессе осмотра изъято 35 фрагментов керамики. Они располагались на глубине от 80 см до 1 м вдоль всей западной части захоронения в полосе шириной 50–70 см. Наиболее крупные осколки изъяты с северо-западной части захоронения… С места происшествия изъяты 12 армейских ящиков размерами 109´59´25 см с изъятыми и упакованными в них скелетами и другими останками захоронения, опломбированными пломбой с оттисками “МАГ78” и “СХТ”»2.

19 августа 1993 года Генеральная прокуратура РФ переквалифицировала следственные действия в уголовное дело по обнаружению останков неизвестных лиц со следами насильственной смерти. Вел следствие прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры РФ В. Н. Соловьев. В феврале 1994 года была создана экспертная группа, члены которой провели беспрецедентные по размаху и тщательности поиски в архивах России, Англии, Германии, Швейцарии, Италии, Франции, Австрии, Бельгии, Канады и США. Был изучен комплекс документов, составляющих «дело» следователя Н. А. Соколова.

Главным документальным свидетельством трагедии является «Записка коменданта Ипатьевского дома Юровского». Судебно-почерковедческая экспертиза показала, что исправления в тексте записки сделаны рукой самого Юровского. Ситуационная экспертиза показала полное соответствие воспоминаний Юровского с зафиксированными следователями Сергеевым и Соколовым следами пуль и клинкового оружия в «расстрельной» комнате Ипатьевского дома, а также с повреждениями холодным и огнестрельным оружием на останках тел в захоронении. Полностью совпадала картина уничтожения одежды и перемещения тел в «Записке» и протоколах осмотров района Ганиной ямы в 1918–1919 годах, а описание Юровским захоронения на Коптяковской дороге соответствует данным археологических раскопок 1991–1998 годов.

Идентификация останков царской семьи в России проходила под руководством главного судебно-медицинского эксперта СССР А. П. Громова, потом его сменили главные судебно-медицинские эксперты России В. В. Томилин и В. О. Плаксин. Велик вклад в расследование В. Н. Звягина, С. С. Абрамова, С. А. Никитина. В ряде важнейших вопросов поставил точку главный судебно-медицинский эксперт России А. В. Ковалев.

 

Фотофиксация дополнительного осмотра останков. 23–25 июля 1991 г. ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 63, 64 об.

Фотофиксация дополнительного осмотра останков. 23–25 июля 1991 г.
ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 63, 64 об.

На первом этапе были собраны и сложены все костные фрагменты из захоронения. Затем антропологи и судебные медики установили рост, пропорции тел погибших, болезни, от которых те страдали при жизни. Была изучена коллекция одежды императорской семьи и фотографии с их характерными признаками. По уцелевшим кинокадрам ученые ознакомились с походкой и всей суммой движений. Были описаны повреждения, причиненные пулями и холодным оружием. Проведено сравнение ран, полученных при условиях, описанных в осмотре места происшествия следователем Соколовым, и по воспоминаниям участников расстрела. В 1992 году судебные медики С. С. Абрамов и С. А. Никитин провели идентификационную экспертизу методом фотоналожения, а в 1994 году Никитин воссоздал скульптурные облики погибших по методу М. М. Герасимова. Специальная комиссия изучала строение зубов погибших и следы вмешательства стоматологов. Исследования российских специалистов были подтверждены судебными медиками и антропологами США.

 

Скульптурный портрет, реконструированный по черепу № 4 и дополненный прической, усами и бородой после констатации сходства его с Николаем II. Из материалов следствия

Скульптурный портрет, реконструированный по черепу № 4 и дополненный прической,
усами и бородой после констатации сходства его с Николаем II. Из материалов следствия

Из докладной записки и. о. Генерального прокурора РФ В. С. Узбекова председателю правительства РФ В. С. Черномырдину о завершении расследования и закрытии уголовного дела о гибели царской семьи (18 сентября 1995): «В связи с тем, что для установления личностей погибших, механизма образования повреждений, времени наступления и причин смерти требовалось проведение экспертных исследований, Генеральной прокуратурой Российской Федерации возбуждено уголовное дело. В ходе его расследования отечественными и зарубежными специалистами проведены многочисленные экспертные исследования, по результатам которых сделан однозначный вывод о принадлежности останков последнему российскому императору Николаю II, его жене, трем дочерям, а также их личному врачу и трем слугам. 15 сентября 1995 г. уголовное дело о гибели царской семьи производством прекращено, так как основная задача расследования — идентификация костных останков, обнаруженных 11–13 июля 1991 г. в групповом захоронении близ г. Екатеринбурга,— выполнена»3.

Но главным аргументом стала генетическая экспертиза, которую возглавил П. Л. Иванов. В 1990-е годы ученые умели работать только на близких генетических дистанциях: на уровне родители — дети или прямого сравнения образца крови погибшего с пятнами, найденными на одежде потенциального убийцы. В случае с экспертизой «екатеринбургских останков» такой анализ не работал, ведь ни прижизненного образца крови кого-либо из расстрелянной семьи Николая II, ни образцов крови их близких родственников не было. Оставалось одно — воспользоваться абсолютно новым методом типирования митохондриальной ДНК, позволяющим «шагать» через поколения.

Экспертиза проводилась в лаборатории отдела молекулярно-генетических исследований Криминалистического центра МВД Великобритании (г. Алдермастон). Для выявления генетического родства «екатеринбургских останков» подходила кровь принца Филиппа, герцога Эдинбургского, который был внуком родной сестры убиенной императрицы Александры Федоровны. Результаты сравнительного генетического анализа превзошли все ожидания: последовательность митохондриальных генов принца Филиппа один в один совпала с генотипом ДНК четырех из девяти скелетов, что утвердило исследователей в мысли — перед ними прах императрицы и троих ее детей.

Николай относится к другой династической ветви — датской королевы Луизы Гессен-Кассель. Поиски привели в Канаду, к сыну родной сестры Николая II Ольги — Тихону Куликовскому. Но племянник русского императора категорически отказался сдавать свою кровь. К счастью, в Афинах удалось разыскать правнучатую племянницу Николая II — Ксению Шереметьеву-Сфирис. Получив образцы ее крови, исследователи не поверили увиденному: произошло то, что, по словам Иванова, случается один раз в тысячу лет,— редчайшая мутация. Было решено эксгумировать в Петропавловском соборе останки родного брата Николая II — великого князя Георгия Александровича.

 

Работы в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга перед вскрытием могилы великого князя Георгия Александровича. 1994 г. Из материалов следствия

Работы в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга
перед вскрытием могилы великого князя Георгия Александровича.
1994 г. 
Из материалов следствия

Исследования были проведены в генетической лаборатории Пентагона. Генотипы совпали. Практически одновременно по требованию вдовы племянника Николая II Т. Н. Куликовского-Романова, Ольги Николаевны, Е. И. Рогаевым были проведены генетические исследования анализа крови ее мужа и останков из екатеринбургского захоронения, показавшие их близкое родство.

23 января 1998 года старший прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры РФ В. Н. Соловьев и Главный судебно-медицинский эксперт Минздрава РФ В. В. Томилин подписали справку «О проведении работы по идентификации останков российского императора Николая II, членов его семьи и лиц из его окружения» об окончательной идентификации останков, обнаруженных в районе Старой Коптяковской дороги близ Екатеринбурга 11–13 июля 1991 года. Казалось, что точка в деле об убийстве царской семьи поставлена…

Примечания


1. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 28.

2. Там же. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 7. Л. 23–24.

3. Там же. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 150–151.



16.08.2019

Возврат к списку