Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

К биографии А. П. Коростина. Революция и гражданская война


16 ноября 2018 года в Государственном историческом музее Южного Урала пройдут два мероприятия, приуроченные к 100-летию Гражданской войны на Южном Урале — девятая региональная музейная конференция «Гороховские чтения» и открытие выставки «Бьют свинцовые ливни…». Интерес исследователей вызывают не только события этого периода, но и люди, которые в них участвовали. Ярким представителем «смутного времени» в России начала ХХ века был Андрей Петрович Коростин.

А. П. Коростин. 1917 год. Фотография из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

А. П. Коростин. 1917 год. Фотография из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Из его автобиографии следует, что он родился в 1885 году в семье батраков. Это подчеркивало его низшее, крестьянское происхождение. «Нужду и голод я узнал с раннего детства, а именно, хорошо запомнился голод 1891–1892 гг. В это время я и брат за неимением у родителей работы ходили по миру, побирались. С 9 лет до 12 в летнее время я пас скот подпаском. В 12–15-летнем возрасте зимой учился в сельской школе в с. Введенском, а весной и летом работал у кулаков. С 15 до 17 лет в летнее время работал с отцом и братом у кулаков, а осенью и зимой батрачил»1. С 1902 года А. П. Коростин сменил много мест работы: был сторожем-рассыльным, переписчиком бумаг, конторщиком на мельнице Кондакова, конторщиком на мельнице Архипова, счетоводом и бухгалтером при мукомольной мельнице на станции Мишкино Сибирской железной дороги. В последней должности будущий чекист проработал до Октябрьской революции. Однако вызывает интерес деятельность Коростина в годы первой русской революции.

«Работая в Челябинске, в 1907 году осенью я примкнул к группе анархистов, состоявших из моих бывших школьных товарищей, тоже бывших батраков, но работавших в Челябинске и его уезде на разных работах. Группа занималась экспроприацией. При моем участии были экспроприированы контора чайной фирмы Губкина-Кузнецова и контора Переселенческого пункта в Челябинске»2. А. П. Коростин указывает в автобиографии, что средства шли на помощь ссыльным поселенцам, высланным аграриям и «кавказцам, шедшим большими партиями через Челябинск в Сибирь». Достоверность этой информации вызывает сомнения, скорее действия экспроприаторов наталкивают на мысль о типичном грабеже. За участие в этих акциях будущий чекист в 1909 году был арестован.

Наибольший интерес в биографии А. П. Коростина представляет период революции и Гражданской войны. Из автобиографии следует, что будущий чекист в 1917 году начал вести активную революционную деятельность на станции Мишкино, занял должность председателя фабрично-заводского комитета двух мукомольных мельниц, маслобойного завода и механической мастерской станции Мишкино. «В задачи нашего Совета входила организация рабочих, служащих для борьбы с капитализмом»3. К концу 1917 года А. П. Коростин провел национализацию мельницы и завода Кондакова и создал так называемый деловой совет, став его председателем. В ноябре того же года А. П. Коростин возглавил вооруженный отряд Красной гвардии, состоящий из 120 человек. В дальнейшем будущий чекист, по его собственным воспоминаниям, принял участие в боевых столкновениях с чехословаками и армией Колчака.

Удостоверение № 1828 А. П. Коростина, члена Мишкинского волостного Совета крестьянских и рабочих депутатов. 1918 год. ЧОКМ ОФ-1826/10

Удостоверение № 1828 А. П. Коростина, члена Мишкинского волостного Совета крестьянских и рабочих депутатов. 1918 год. ЧОКМ ОФ-1826/10

В феврале 1918 года в Челябинске он участвовал в первом съезде крестьян и казаков, «на котором было решено организовать Советскую власть по всему уезду», а уже в конце мая того же года «под напором реакции в лице чехословаков и русских белогвардейцев пал Челябинск, Курган. …Мишкинский отряд Красной гвардии остался в середине». В июне отряд Коростина — Грязнова влился в 4-й Уральский полк 3-й армии Восточного фронта. «Находясь в данном отряде и полку, я в качестве бойца участвовал в боях с белобандитами в г. Шадринске, Богдановиче, Долматове, Катайском Багаряке, Сухом Логе, Сухолежье, Талице, Ирбицких вершинах»4.

О поражениях Красной армии того периода по всему Уралу и Сибири А. П. Коростин в автобиографии не пишет, но из документа следует, что в августе 1918 года, когда красные терпели тяжелейшие поражения, он был назначен заведующим Кунгурским отделением военно-полевого контроля (впоследствии особый отдел ВЧК). В декабре того же года назначен заместителем заведующего военно-полевым контролем штаба 3-й армии Восточного фронта. В этой должности проработал до мая 1919 года, когда «был вместе с начальником Особого отдела ВЧК 3-й армией т. Самсоновым по распоряжению т. Дзержинского отозван в распоряжение ВЧК в Москву»5.

Удостоверение № 7656 на имя А. П. Коростина, подтверждающее, что он служил в 3-й армии Восточного фронта. Выдано особым отделом при 3-й армии Восточного фронта. 1919 год. ЧОКМ ОФ-1826/12

Удостоверение № 7656 на имя А. П. Коростина, подтверждающее, что он служил в 3-й армии Восточного фронта. Выдано особым отделом при 3-й армии Восточного фронта. 1919 год. ЧОКМ ОФ-1826/12

Удостоверение № 7656 на имя А. П. Коростина, подтверждающее, что он служил в 3-й армии Восточного фронта. Выдано особым отделом при 3-й армии Восточного фронта. 1919 год. ЧОКМ ОФ-1826/12

О 1918 годе А. П. Коростин оставил отдельное воспоминание, которое носит лаконичное название — «Восемнадцатый год». Этот документ имеет яркий пропагандистский характер. Здесь повествуется об одном из эпизодов Гражданской войны, когда красные отступали через железнодорожный мост на Каме, находясь под обстрелом белогвардейцев. «В результате [образовалась] пробка из сплошь ценных вагонов, груженных военным снаряжением, артимуществом, огнеприпасами и эвакуируемыми семьями и работниками военных и гражданских учреждений… Чекисты, уже в то время спаянные крепкой дисциплиной, боевым хладнокровием и выдержкой, не растерялись в эту тяжелую минуту. Они быстро распределили свои силы по всем находившимся в пробке эшелонам, особенно на паровозы, на которых часть машинистов не хотели уезжать из Перми, удерживали от панического бегства оставшихся в эшелонах людей и двинули один за другим эшелоны через обстреливаемый врагами железнодорожный мост. Таким образом, из линии огня и вражеских рук было спасено около восьми или одиннадцати эшелонов»6. Данный эпизод в советское время воспринимался бы не иначе, как пример героизма чекистов. Но в современных реалиях он вызывает горькое недоумение: как могли чекисты подвергнуть опасности жизни сотрудников военных и гражданских учреждений и членов их семей? Этот вопрос носит скорее риторический характер и требует более детального и вдумчивого рассмотрения.

О будничной жизни чекиста в Москве 1919 года рассказывает документ под названием «Не доверяй классовому врагу»7. Из него следует, что по доносу, написанному на имя В. И. Ленина, одного рабочего выгнали с высших кавалерийских курсов. Дело было передано А. П. Коростину, о чем он и свидетельствовал в автобиографическом письме. В результате расследования чекисты выявили контрреволюционную ячейку. «Когда проверили постоянный и переменный состав курсов, то оказалось, что они были целиком из бывших офицеров и другого классов чуждого элемента. А при тщательной разработке вскрылось, что там вполне оформившаяся контрреволюционная организация… В результате эта организация была успешно ликвидирована»8. В документе не уточняется, как именно проходила ликвидация организации, равно как не уточняется и какими методами руководствовались чекисты при ее ликвидации. Скорее всего, речь идет о физическом устранении ее членов.

У чекиста Коростина есть еще одно московское воспоминание, отраженное в том же письме «Не доверяй классовому врагу». Речь идет о ликвидации шпионов, работавших на английскую разведку. «Также в Москве, в это время, мне было поручено подработать “хвосты” по делу английского шпиона Локарта. После разработки была назначена операция выявленных контрреволюционеров и шпионов, в числе 23 чел. В момент операции вскрылась артистка Оттон, являвшаяся важным объектом по делу. Сотрудник, работавший за этой артисткой, до того размяк перед ее обаянием, что не только упустил ее, но и потерял все свои личные документы»9.

Коростин (слева) и Клочков. 1923 год. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Коростин (слева) и Клочков. 1923 год. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

В 1920-е годы наш герой вернулся на Южный Урал. Об этом периоде в жизни А. П. Коростина пойдет речь в следующей публикации.




Примечания

1. Коростин А. П. Автобиография члена КПСС Коростина Андрея Петровича // ГИМЮУ. ОФ-1826/1.

2. Там же.

3. Там же.

4. Там же.

5. Там же.

6. Коростин А. П. Восемнадцатый год. Воспоминания. Рукопись машинописная. 1930-е гг. // ГИМЮУ. ОФ-1826/14

7. Коростин А. П. Не доверяй классовому врагу. Воспоминания. Рукопись машинописная. 1930-е гг. // ЧОКМ. ОФ-1826/13.

8. Там же.

9. Там же.


02.11.2018

Возврат к списку