Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

«Я-документы»: личностные артефакты в пространстве музея


Источники личного характера, документальные свидетельства жизненного пути человека сохраняются в истории и помогают по-новому взглянуть на историю целых поколений. Документы о человеке, о его судьбе, памятных моментах и личных свершениях хранятся не только в архивах, но и в музеях. Рассмотреть уникальный кластер документов, который человек составляет сам и о себе, мы предлагаем на примере материалов, хранящихся в фондах Государственного исторического музея Южного Урала.

Сначала рассмотрим само понятие «Я-документ». Термин «документ» в специализированных исторических справочниках и энциклопедиях отсутствует. Вместо него используют понятие «исторический источник». Научные дискуссии по поводу определения «документ» в исторической науке продолжаются и сегодня. Наиболее интересной и обоснованной является концепция, представленная российским историком, профессором Ю. П. Зарецким. По его мнению, «документ» в истории необходимо понимать через концепты «источник», «свидетельство» и «текст»1. Только в их единстве и различии историку-практику возможно раскрыть обладающее широким спектром смыслов понятие «документ». Для современного профессионального историка «документы» не являются элементами прошлого, они выступают инструментами обращения к нему и его воссоздания.

Среди многочисленных видов документов, которые изучаются в исторической науке, для нашего исследования особенно важны те, которые относятся к личным документам конкретного человека. Индивидуальные документы отдельного человека или семьи приобретают все большее значение в изучении как исторических эпох и событий, так и истории повседневности (быт людей конкретной эпохи, особенности деятельности и т. д.). Как пишет доктор исторических наук С. А. Хубулова, «документы личного характера отвечают потребности исследователей перейти от изучения “великих людей и событий” к “истории снизу”, подчеркивая тем самым ценность любого человека как субъекта истории»2. Действительно, есть неразрывная связь социальной и индивидуальной истории, истории человечества и отдельного индивидуума. Память отдельного человека, его интерпретация происходящих событий через призму собственной жизни имеет огромное значение для изучения и понимания прошлого.

Историки в последнее время обращаются к «нетрадиционным нарративным источникам». В этом качестве выступают документы о человеке, причем ученых интересуют конкретные документы, созданные человеком о себе. Их объединили в группу «эго-документов» (это понятие относительно недавно ввели в оборот как западные, так и российские ученые — историки, социологи, филологи). В исторических исследованиях «эго-документов» прослеживается тенденция группировать их, выделяя три вида: документы о «Я» (дневники); об отношении «Я — ты» (типы эпистолярия: переписка родителей и детей, наставников и учеников, влюбленных и т. д.); об отношении «Я — мир» (мемуары).

В 2014 году вышел сборник научных трудов Института истории и археологии УрО РАН «История в эго-документах: исследования и источники», в котором собраны последние материалы, поясняющие актуальность самого термина «эго-документы», перспективы использования их в исторической науке, место «эго-документов» среди других источников3.

«Я-документы», в отличие от «эго-документов», направлены не на описание событий, связанных с исторической эпохой, особенностями исторических событий. Они создают личную историю о самом себе. Обращение к «Я-документам» позволяет исследовать отношения человека документированного (выраженного, представленного в документах) к человеку реальному, осуществляющему жизненный путь, что является одной из возможностей культурно-опосредованного движения к пониманию современного человека, к выяснению его жизненных приоритетов; осуществляет движение интерпретирующей мысли как от «Я-документа» к человеку (мысленно реконструировать открывающееся в документах индивидуальное Я), так и от человека к «Я-документу» (отталкиваясь от особенностей человека, осмысливать особенности создаваемых им документов).

С точки зрения философско-антропологических исследований, данные документы представляют особый интерес, так как в них человек одновременно выступает и как автор, и как герой. Основными целями создания «Я-документов» являются самопонимание, самопознание, обращение к себе (исповеди, личные дневники, личные фотографии и др.) и самопрезентация, саморепрезентация (селфи-фотографии, «Живой журнал», блоги, автобиографии и др.).

Государственный исторический музей Южного Урала при реализации экспозиционных проектов главной своей задачей ставит воссоздание атмосферы и формирование образов той или иной эпохи. Наиболее ярко это делают музейные предметы, отражающие материальное состояние культуры, но огромную роль играют также дневники, мемуары, автобиографии, переписка, то есть источники личного происхождения, связывающие музейные предметы между собой, характеризующие состояние людей и времени.

В фондах музея за время его существования скопилась коллекция источников личного происхождения. Здесь хранятся эпистолярные источники, письма (например, периода Великой Отечественной войны) и воспоминания, как тематические, так и обзорные. Фронтовые письма являются важным и интересным экспонатом на многих тематических выставках: например, им отведено одно из главных мест на выставке «Война глазами очевидцев: плакаты и фронтовые письма».

Но так как объектом исследования являются именно «Я-документы», которые человек создает сам и о себе, рассмотрим автобиографии и дневники. В музее хранится несколько документов автобиографического характера, которые мы можем обозначить как «Я-документы». К ним относятся дневники участника Великой Отечественной войны уральского комсомольца Игоря Иннокентьевича Портнягина; учительницы, ликвидатора безграмотности Зои Ивановны Иовлевой; художника Игнатия Лукича Вандышева; дневниковые записи Володи Теплоухова о походе на Таганай в 1909 году и др. Кроме того, в фондах хранятся автобиографии заслуженной артистки РСФСР С. П. Вадовой (1890–1947), участника Великой Отечественной войны полковника Галея Бадреевича Нигматуллина, писательницы Серафимы Константиновны Власовой (1901–1972), первого директора Челябинского краеведческого музея (1923–1957) Ивана Гавриловича Горохова, главного дирижера Челябинского театра оперетты Екатерины Андреевны Филипповой и многих других.

Все представленные личные дневники являются «Я-документами» исторических личностей, чьи судьбы и деятельность так или иначе отражают исторические события эпохи. Например, обращаясь к личным дневникам художника Игнатия Вандышева, можно не только обогатиться знаниями о художественной культуре Южного Урала, но и пополнить багаж сведений о работе художников того времени, понять идеи художника, его переживания и мысли. На основе личных коллекций и включенных в них «Я-документов» могут быть созданы разделы экспозиций и даже целые персональные выставки. Классическая дилемма историков: история создает личностей или личность пишет историю? Изучение персональных историй — на сегодняшний день актуальное направление исследования, и музеи могут содействовать его развитию.

Традиционно Исторический музей воспроизводит культурную память. Однако четко обозначившееся в науке и обществе второй половины ХХ века внимание к индивидуальному опыту человека дает Историческому музею множество инструментов для включения историй отдельных людей в свои коллекции и экспозиции. Какое влияние эти истории оказывают на сложившиеся картины исторических событий? Как они трансформируют экспозиционную практику? Можно ли сохранить баланс между фрагментарностью и неполнотой личных историй и линейным историческим нарративом? С какими трудностями сталкиваются музеи, обращаясь к источникам личного характера? Ответы на эти вопросы расширят наши представления об исторических событиях, укажут научным сотрудникам методы работы с историческим источником, позволят создать новые выставки, которые вызовут интерес у посетителей музея.




  Примечания

1. Зарецкий Ю. П. Стратегия понимания прошлого: теория, история, историография. М. : Новое лит. обозрение, 2011.

2. Хубулова С. А. Эго-документ как исторический источник по Первой мировой войне // Гуманит., социал.-экон. и обществ. науки. 2015. № 1. С. 116–119.

3. История в эго-документах: Исследования и источники : сб. ст. Екатеринбург : АсПУр, 2014.


11.04.2018

Возврат к списку