Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Крестный ход с иконой Божией Матери «Табынская»


В фондах Государственного исторического музея Южного Урала сохранилась интересная книга священника Николая Модестова «Табынская икона Божией Матери и крестный ход из села Табынского в Оренбург и другие места Оренбургской епархии», опубликованная в 1914 году в Трудах Оренбургской ученой архивной комиссии.

ГИМЮУ ОФ-7409-37_2.JPG

Модестов Н. Н., свящ. Село Табынское и Вознесенская пустынь. Табынская икона Божией Матери и крестный ход из села Табынского в г. Оренбург и другие места Оренбургской епархии. Оренбург, 1908


Икона, о которой рассказывается в книге, является особо почитаемой и известной святыней Южного Урала. Это один из ранних списков (увеличенная копия с лика) Казанской иконы Божией Матери. С ней связана история регионального крестного хода, охватывающего территории Оренбургской и Уфимской епархий.

ГИМЮУ ОФ-7409-37_3.JPG

Изображение иконы Божией матери «Табынская» // Модестов Н. Н., свящ. Село Табынское и Вознесенская пустынь. Табынская икона Божией Матери и крестный ход из села Табынского в г. Оренбург и другие места Оренбургской епархии. Оренбург, 1908


Крестный ход с Табынской иконой Божией Матери являлся значительным событием в церковной жизни Южного Урала во второй половине XIX — начале ХХ века. Это торжественное действо по своей территориальной масштабности и значительному влиянию на население привлекало внимание своих современников. Описания этого крестного хода присутствуют во многих трудах, посвященных Оренбургским губернии и епархии1. Подробно данный вопрос рассмотрел священник Николай Модестов в своей работе.


Обратимся к истории появления Табынской иконы Божией Матери на Южном Урале. Она была обретена, по преданию, в первой четверти XVII века иеродиаконом Вознесенской пустыни, которая существовала близ Табынска с начала XVII века до волнения, поднятого башкирским старшиной Сеитом Садировым в 1676 году2. После гибели пустыни икона исчезла и вновь была найдена на том же самом месте в середине XVIII столетия (соляной источник, названный «Святой ключ»). Икона была доставлена в Вознесенскую церковь Табынска.

В память обретения стали совершать ежегодно крестный ход с иконой из Вознесенской церкви на Святой ключ в воскресенье, следующее за девятой пятницей после Пасхи. С этим днем, кроме воспоминаний об обретении иконы, соединяется память об избавлении Табынска от одного из башкирских набегов. Казаки, служившие в Табынске, после совершения молебного пения перед святой иконой, выступили против башкир и одержали победу3. Так было положено начало крестному ходу с Табынской иконой Божией Матери, который изначально был неразрывно связан с утверждением православия на Южном Урале и покровительством казачеству.

Дальнейшее развитие крестный ход получил в 1848 году. Причиной тому послужило желание жителей г. Стерлитамака принести в свой город Табынскую икону для спасения от эпидемии холеры, разбушевавшейся в Оренбургском крае. Разрешение на этот чрезвычайный крестный ход было устно дано Преосвященным Иоанникием. С принесением иконы холера ослабила свое действие и затем прекратилась. С тех пор граждане Стерлитамака, в память своего избавления, положили обетом ежегодно брать к себе прямо со Святого источника в девятую пятницу по Пасхе икону Богоматери, что они и продолжали делать с устного разрешения своих архипастырей4. По свидетельству В. И. Даля, служившего в Оренбурге при губернаторе В. А. Перовском чиновником особых поручений (с 1833 по 1841 годы), благочестивый обычай брать на девятую пятницу после Пасхи святую икону из села Табынского в другие селения Оренбургской губернии существовал еще и ранее 1848 года, и к этому шествию стекалась большая масса народа5. Можно предположить, что в этом случае ведущую роль играло желание местного населения прикоснуться к святыне, сподобиться посещения чудотворной иконы, что было особенно важно потому, что Оренбургская губерния, как край новый, был не богат не только святынями, но даже и храмами6.

Дальнейшее развитие данного действа, превращение локального крестного хода с Табынской иконой Божией Матери в масштабное торжество, произошло в 1855–1856 годах. Жители Оренбурга в период очередной эпидемии холеры обратились с просьбой к Преосвященному Антонию (Шокотову) внести в город Табынскую икону Божией Матери. К прошению также присоединились и жители Стерлитамака, желая получить от нового архиерея подтверждение прежних устных разрешений. Одного устного разрешения, как раньше, было уже недостаточно. Были произведены расследования о древности и досточтимости иконы, запрошены отзывы от Оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского и определение Святейшего Синода. Только после этого вышел указ о дозволении ежегодно вносить в Стерлитамак и Оренбург чудотворный образ Табынской иконы Божией Матери в сопровождении крестного хода7. Наблюдение за порядком и благочинием этого хода было возложено на местную полицию. При этом оренбургский купец Чернышев обязывался при перенесении иконы в Оренбург миновать все татарские деревни, а сам перенос иконы осуществлял на свои средства8.

Такая осторожность епархиальной власти в вопросе об учреждении крестного хода по территории Оренбургского края и даже ограничение его миссионерских возможностей не случайны. Преосвященный Антоний (Шокотов) — личность «глубоко просвещеннейшая и благороднейшая, отличный проповедник»; епископ, понимающий необходимость развития миссионерского дела в епархии9. При нем в начале 1854 года начала работу среди Оренбургского края язычников специальная миссия, но через четыре месяца, по требованию генерал-губернатора В. А. Перовского, приостановила свою деятельность, а затем окончательно прекратила ее. Ввиду бывшей в то время Крымской войны с Турцией (1853–1856 гг.) у светской власти возникли опасения возмущения язычников и, прежде всего, мусульманского населения10. Миссионерские действия среди язычников, особенно там, где обитали мусульмане, способствовали активизации слухов о насильственном обращении в христианство мусульман. Эти страхи нередко перерастали в волнения и стихийные выступления. Очередной всплеск данных процессов наблюдался в 1854 году11. Отсюда и осторожность Преосвященного в учреждении крестного хода по епархии.

Крестный ход с Табынской иконой Божией Матери в города Стерлитамак и Оренбург с течением времени не оставался статичным, и район следования иконы все более и более расширялся. К концу 1860 — началу 1870-х годов маршрут следования Табынской иконы Божией Матери четко определился. По установленному порядку икона из села Табынска выносилась после девятой пятницы по Пасхе и вскоре вступала на территорию Оренбургской епархии по Верхнеуральскому уезду, посещала города Верхнеуральск, Троицк, Орск, а также, при ранней Пасхе, Челябинск и Кустанай с их уездами. Затем икона вносилась в Оренбург и, после пребывания в нем, некоторое время следовала по Оренбургскому уезду, а затем двигалась в Самарскую губернию, иногда захватывая и Уральск12. Каждый год маршрут следования Крестного хода с Табынской иконой Божией Матери публиковался в «Оренбургских епархиальных ведомостях». Так продолжалось до 1917 года.

Табынская икона в Верхнеуральске в 1904 году.jpg

Табынская икона в Верхнеуральске в 1904 году.

Из свободных источников

Во время Гражданской войны по благословению уфимского епископа Андрея (Ухтомского) икона, вместе с остатками Оренбургской армии, под руководством атамана А. И. Дутова, в марте 1920 года была доставлена в Китай, где находилась в городе Суйдун провинции Синьцзянь, а после 1937 года она находилась в Николаевском храме в г. Кульдже той же провинции. Первый храм этой иконы за рубежом был в монастыре г. Харбина. В Китае чудотворная Табынская икона пребывала до 1948 г. Затем Табынская икона попала в Австралию. Далее архимандрит Филарет, будущий предстоятель Русской церкви за границей, перевез икону в г. Сан-Франциско.

В СССР празднования в честь Табынской иконы в девятую пятницу по Пасхе всячески пресекались властями.

В наши дни крестный ход со списком иконы Божией Матери «Табынская» был возрожден по благословению митрополита Уфимского и Стерлитамакского Никона в Уфимской епархии в 1992 году, а в Оренбургской епархии по благословению митрополита Оренбургского и Бузулукского Валентина — с 2000 года.


Шумская Е. М.,

кандидат исторических наук,

ученый секретарь музея


                                                                                                      Примечания
1 Чернавский Н. М. Оренбургская епархия в прошлом и настоящем. Оренбург, 1903. Т. 2. С. 665 ; Чернов И. В. Записки генерал-майора Ивана Васильевича Чернова. Оренбург, 1907. С. 154.

2 Модестов Н. Н., свящ. Село Табынское и Вознесенская пустынь. Табынская икона Божией Матери и крестный ход из села Табынского в г. Оренбург и другие места Оренбургской епархии. Оренбург, 1908. С. 10, 23–29 ; Чернавский Н. М. Оренбургская епархия… Т. 2. С. 665–666.

3 Чернавский Н. М. Оренбургская епархия … Т. 2. С. 666–667.

4 Там же. С. 667 ; Модестов Н. Н., свящ. Указ. соч. С. 32.

5  Модестов Н. Н., свящ. Указ. соч. С. 32.

6 Там же. С. 48.

7 Чернавский Н. М. Оренбургская епархия …Т. 2. С. 668.

8 Там же.

9 Чернавский Н.М. Оренбургская епархия … Т. 1. С. 333.

10  Там же. С. 333; Чернавский Н. М. Оренбургская епархия … Т. 2. С. 698–719.

11 Побережников И.В. Роль слухов в социальных конфликтах (волнения мусульманских народов Поволжья и Приуралья в 1878–1879) // Четвертые Татищевские чтения. Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 2002. С. 183–188.

12 Чернавский Н. М. Оренбургская епархия … Т. 2. С. 670.




09.09.2021

Возврат к списку