Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

«Город, который смеется»: 2 часть


В преддверии 285-летнего юбилея Челябинска Государственный исторический музей Южного Урала продолжает цикл публикаций, посвященных дневникам, мемуарам, письмам, путевым заметкам и научным трудам с описанием города. Сегодня вторая часть воспоминаний о будущей столице Южного Урала в начале ХХ века.

Город удостаивался внимания разных личностей. В 1910 году, совершая поездку по России, с целью корректировки правительственного курса в отношении к переселениям и ревизии состояния дел в их организации 22 августа в Челябинск прибыл председатель Совета министров Петр Аркадьевич Столыпин вместе с главноуправляющим землеустройством и земледелием Александром Васильевичем Кривошеиным. Государственные деятели посетили переселенческий пункт1.

П. А.Столыпин.jpg

П. А. Столыпин


В труде ««Поездка в Сибирь и Поволжье» после посещения мест, включенных в маршрут следования, авторы отметили, что «…в Челябинске невольно бросались в глаза рядом с новыми и светлыми зданиями сохранившиеся еще остатки старых тесных и низких переселенческих бараков; те и другие как бы представляли собою убогое прошлое переселенческого дела и начало его лучшего будущего»2.

Значительное внимание устройству переселенческого пункта уделил краевед Федор Ильич Горбунов. Он с 1912 по 1928 год работал там счетоводом, а затем бухгалтером. Познакомимся с воспоминаниями Федора Ильича, опубликованными в рукописном журнале «Челябинский краевед»3.

Ф.И. Горбунов.jpg


Ф. И. Горбунов

«С проведением «Великого Сибирского пути» Челябинск явился воротами из Европы в Азию.

Переселенческое движение крестьян из России в Сибирь, шедшее ранее северным водногужевым путем через Пермь, Екатеринбург, Тюмень на Тобольск в массе своей перекинулось на железную дорогу, пролегающую через Челябинск.

Это движение вызвало необходимость организации в Челябинске переселенческого пункта, который и был открыт близ Челябинского вокзала в 1892 году. В задачи пункта входило помимо регистрации и статистического учета переселенцев, оказание им медико-санитарной, продовольственной, осведомительной, временно-жилищной и денежной помощи.

Для удовлетворения всех этих нужд на первое время было построено несколько длинных, наполовину вкопанных в землю, бараков с небольшими окнами над самой землей и высокими деревянными острыми крышами, напоминавшими гигантские топоры, поставленные лезвием вверх. В этих бараках размещались временно переселенцы. Для конторы и амбулатории был построен небольшой деревянный дом. Первое время бараков было недостаточно и переселенцы располагались частично в разбитых палатках, растянутых среди мелкого березняка, напоминая цыганский табор.

Переселенческий пункт.jpg

Переселенческий пункт

С ростом переселенческого движения переселенческая администрация во главе с прикомандированным Владимиром Петровичем Пилкиным начала большое строительство. Была приобретена у Челябинского городского самоуправления земля площадью 8 дес. Постройки стали производить по плану, уже не барачного типа, а прекрасные деревянные здания. Высокие, светлые, с большими окнами и вычурной резьбой. Первоначальные бараки постепенно разламывались… Полный расцвет пункт получил в период 1910–1914 гг., когда на пункте было построено прекрасное 2-этажное здание Управления пункта, прекрасные квартиры для обслуживающего персонала, которого было до 170 человек, почти все семейные. Больница на 140 коек с рентгеновским кабинетом, родильным и операционными отделениями, амбулатория, столовая на 1500 человек на одну варку. Каменная баня с японской параформалиновой дезокамерой с пропускной способностью до 1000 человек в сутки. Прачечная. Светлые бараки для переселенцев. Показательное осведомительное бюро с образцами почв, хлебных злаков, массой карт, фотоснимков колонизируемых районов.

Пункт разделился на 2 «двора» — «Больничный» в 31 здание и «общий» с 44 зданиями, где были построены: церковь, школа, библиотека и приют для детей переселенцев, потерявших в пути родителей. Все здания были снабжены водопроводом и электрическим освещением. Была своя динамо-машина.

Пункт составлял маленький изолированный городок, обнесенный кругом железной решетчатой оградой в каменных столбах. Вход в пункт был через высокие, резные, в форме арки, ворота «Восточные» (от вокзала станции Челябинск) и «Западные» (со стороны железнодорожной ветки). Большие здания для переселенцев, больничные квартиры служащих, расположенные по определенному плану, были окружены палисадниками с роскошными цветами на фигурных клумбах и цветущими деревьями. Улицы, расположенные вдоль и поперек пункта, были вымощены и обрамлены от природы растущими тут березами и насажденными тополями, представляли из себя широкие садовые, тенистые аллеи, содержащиеся в безукоризненной чистоте. За деревьями и цветами ухаживал специалист-садовник, обслуживавший имеющуюся на пункте оранжерею.

Столовая для переселенцев.jpg

Столовая для переселенцев

Все блистало чистотой, везде глаз радовали своею пестротой окраски цветы и вычурные отделки зданий.

Везде чувствовался строгий и внимательный хозяйский глаз. По торжественным дням здания пункта украшались флагами и гирляндами зелени, усаженной цветами. А по вечерам горели выставленные на зданиях громадные вензеля, обсыпанные разноцветными электрическими лампочками. В такие вечера пункт представлял обширный сад с массой цветов и зелени. Листья деревьев, трепеща от ветерка, блестели при электрическом свете, как металлические, меняя тона: то белые, как серебро, то темно-синие, как английская сталь, и играли своими пятнышками-тенями на чистых дорожках, образуя причудливые кружева. Это был поистине «культурный уголок» Челябы.

К Западным воротам пункта была подведена железнодорожная ветка, на которую подавались поезда-эшелоны с переселенцами. Для обслуживания отдельных групп переселенцев, едущих с пассажирскими поездами, рядом с пассажирским зданием IV класса, было построено здание, соединяющее в себе регистрацию, кухню и амбулаторию.

Общее движение переселенцев за год достигало до 350 000 человек. Сначала империалистической войны движение переселенцев стало падать. Пункт повел работу по оказанию медицинской помощи воинским чинам, а также по обслуживанию беженского движения...»4.

Были среди современников и те, кто оставлял записи с описанием природных объектов. В 1914 году озеро Смолино находилось в пригороде Челябинска. Сведения о нем зафиксировал статский советник Валерий Евстигнеевич Агров, занимавший пост директора Челябинского реального училища (с 1902 по 1908 год) и председателя педагогического совета Челябинской женской прогимназии (с 1902 по 1907). Вашему вниманию представлены отрывки из очерка «Челябинское морцо», опубликованного в «Вестнике Оренбургского учебного округа».

«Как только с гор сбегут ручьи и весенние лучи солнца начнут обогревать землю, в редкой семье, даже среднего достатка, не обсуждается вопрос о том, куда бы поехать полечиться или просто “поправить нервы”. Куда же ехать? Есть много минеральных вод и лечебных курортов в России.

...Немало таких лечебных мест имеется и на Урале, и в большом разнообразии. Урал изобилует минеральными водами всех известных в науке групп. Здесь есть воды серные, щелочные, железистые, соленые, горькие и др. К числу таких еще мало известных на Урале лечебных местностей принадлежит озеро Смолина, о котором я намерен сообщить некоторые сведения, так как по своим высоким целебным свойствам и по своим размерам оно могло бы служить курортом для всего Урала, по крайней мере для той категории лиц, которые не имеют возможности ехать на отдаленные курорты по выше приведенным причинам.

...Вода озера бесцветна и прозрачна; вкус ее горько-соленый, реакция щелочная. При кипячении отделяет много пузырьков газа и дает осадок, состоящий преимущественно из углемагниевой соли.

...Из данных анализов видно, что вода Смолинского озера принадлежит к группе минеральных вод поваренной соли и близко подходит к Соденским и Киссингенским минеральным водам.

...Вода озера Смолина употребляется в виде ванн и купаний. Некоторые пьют воду озера и полощут ею горло. Опыт и наблюдения показали, что купания в озере благотворно действуют при следующих болезнях: при золотухе у детей с виду хорошего питания, но вялых и склонных к различного рода кожным и железистым заболеваниям, при брюшном полнокровии, геморрое, запорах, при болезнях печени, развивающихся от злоупотребления алкоголем, при различного рода невралгиях, мигренях, мышечном и суставном ревматизме, потливости кожи, упорном незаживании язв, общем ожирении, параличах, глазных заболеваниях, женских болезнях.

…Кроме лечения собственно грязями и водой, в описываемой местности вполне применимо климатолечение (сухой климат) и вследствие обилия солнца (конечно, сравнительно с другими местностями Урала) — гелиотерапия (лечение солнечными лучами).

...Из всего сказанного видно, что в описанной местности имеются все Условия для возникновения курорта; ее можно было бы сравнить с положением лиманов около Одессы...»5

Этим описанием мы заканчиваем цикл публикаций о дореволюционном Челябинске в воспоминаниях современников. Город за 180 лет превратился в один из торгово-экономических, административных и культурных центров Урала. Каким Челябинск остался в мемуарах «гостей» и его жителей после 1917 года, можно подробно узнать в следующих публикациях.

Д. Е. Васильев,

сотрудник научно-исследовательского отдела

                                                                                                               Примечания

1 Челябинск: энциклопедия. Челябинск : Каменный пояс, 2001. С. 822.

2 Поездка в Сибирь и Поволжье: Зап. П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина. СПб., 1911. C. 6

3 «Культурный уголок Челябы» (Ф. И. Горбунов о Челябинском переселенческом пункте) // Челябинск неизвестный : Краевед. сб. Челябинск, 1996. Вып. 1. С. 213–214.

4 Там же. С. 214–216.

5 Агров В. Челябинское морцо (Озеро Смолино) // Вестн. Оренб. уч. окр. 1914. № 6–7. С. 269–275.











18.08.2021

Возврат к списку