Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Инженер Субботин


Владимир Субботин: путь советского инженера

27 апреля 2021 года в Государственном историческом музее Южного Урала начинает свою работу выставка «22 июня, ровно в 4 часа...». Целью экспозиции является не только рассказ о начальном этапе Великой Отечественной войны и роли Южного Урала в этот период. Речь пойдет и о предвоенных 30-х годах, когда в кратчайшие сроки в нашем регионе построено сотни предприятий, тех самых, которые в суровые военные годы смогли решить задачу обеспечения фронта необходимым количеством оружия. Слава будущего Танкограда создавалась трудом десятков тысяч рабочих и инженеров. Об одном из них наш сегодняшний рассказ.  

Три года назад в распоряжении автора публикации оказалась папка с небольшой подборкой личных документов инженера-механика Владимира Михайловича Субботина (1905–1964), почти тридцать лет жизни отдавшего Челябинскому тракторному заводу, начиная с первых лет его существования. Попытаемся реконструировать интересную и одновременно с тем довольно сложную трудовую биографию этого человека.

Владимир Субботин родился 6 февраля 1905 г. в семье рабочего Мотовилихинского завода Пермской губернии[1]. Отец Михаил Александрович был токарем и умер рано, в 1908 г. Мать Александра Васильевна — домохозяйка, жила с детьми на заработок мужа. После смерти супруга она вместе с сыном и дочерью проживала у свекрови. В 1912 г. Владимир пошел учиться в начальную школу, затем некоторое время пробыл в высшем начальном училище, а после его окончания летом 1918 г. устроился на механический завод слесарем, проработав до октября 1922 г. В 1918 г. состоял рассыльным в Центральном расценочном бюро Пермских пушечных заводов[2]. Позже поступил на рабфак при Пермском университете, где проучился до июля 1924 г. Непродолжительный период был уполномоченным интернациональной комиссии Пермского орудийного завода. С августа 1924 г. продолжил обучение, поступив в Томский технологический институт на специальность «Холодная обработка металлов». Во время учебы ежегодно в летний период проходил практику в разных учреждениях. 17 апреля 1930 г. окончил полный курс Механического факультета с выдачей нагрудного академического знака[3].

 

3

Свидетельство В. М. Субботина об окончании Сибирского технологического института им. Дзержинского. 1930 г.

 

После института Владимир Михайлович приехал в Челябинск, где 23 апреля 1930 г. был принят инженером по механико-монтажным работам в штат опытного завода Челябтракторостроя. Здесь сразу же попал в гущу событий: как отмечали современники, в самом разгаре шло напряженное «инженерно-строительное» время[4]. В конце 1920-х гг. в СССР началась коллективизация сельского хозяйства, требовались трактора отечественного производства, но своего машиностроения страна еще не имела. Принятым в апреле 1929 г. планом первой пятилетки предусматривалось создание тракторного завода на Урале[5]. После обсуждения вопроса о месте его расположения, решили строить в Челябинске, чему благоприятствовал целый ряд факторов. В 1930 г., когда основное предприятие находилось на стадии проектирования, в кратчайшие сроки был построен опытный завод как полигон для отработки технологии производства тракторов. 7 ноября 1930 г. состоялся торжественный митинг по случаю его пуска. Газета «Челябинский рабочий» писала, что инженер Субботин образцово справился с работой по установке оборудования и монтажники единогласно выступили с ходатайством о премировании[6].

В октябре 1931 г. В. М. Субботин назначен механиком кузнечного цеха и откомандирован на автозавод им. Молотова в город Горький для приобретения практических навыков. В январе 1932 г. вернулся в Челябинск, но снова ненадолго: уже летом Владимир Михайлович отбыл в продолжительную трехмесячную командировку в Германию для ознакомления с процессом изготовления, сборки и монтажа паровых молотов и прессов[7]. Помог курс изучения немецкого языка и технического перевода в институте — приходилось иметь дело с документацией, в Берлине и Вайнгартене вести переговоры о закупках оборудования и осуществлять его приемку. По возвращении на ЧТЗ Владимир Субботин был назначен начальником монтажного сектора кузнечного цеха (ноябрь 1932 г.), затем механиком чугунолитейного корпуса (декабрь 1933 г.), после чего стал начальником монтажного отдела завода (апрель 1934 г.).

1

Инженер В. М. Субботин (справа) возле штамповочного пресса «Müller Weingarten» во время командировки в Германию. 1932 г.

 

В марте 1933 г. на слете рабочих-ударников монтажного управления ЧТЗ, посвященному пуску легких молотов кузнечного цеха, за самоотверженную работу по досрочному запуску оборудования Владимир Михайлович награжден серебряным значком ударника первой пятилетки[8]. Позже, по случаю официального ввода в строй тракторного завода, В. М. Субботин был премирован денежной выплатой и велосипедом. 9 декабря 1933 г. в литейном цехе от воспламенения нефтяного бака обжигательной печи загорелись несколько пролетов кровли. «Благодаря героической борьбе рабочих и административно-технического персонала пожар был быстро ликвидирован» — отмечалось в приказе по заводу[9]. Несколько человек за эту работу, в том числе и Владимир Субботин, получили благодарности от руководства предприятия. К этому времени вся его семья — он сам, жена Антонина Михайловна и дочь Вероника — проживала в доме на ул. Ленина, 8 (ныне Свободы, 74). В квартире имелся телефонный аппарат, что в те годы для Челябинска было редкостью[10].

 

2

Коллектив опытного завода в день пуска ЧТЗ. 1933 г.

 

26 января 1934 г. в Москве открылся XVII съезд партии. От ЧТЗ избрали несколько делегатов, вернувшись, они рассказывали, что наибольшей симпатией на съезде пользовался С. М. Киров, а выступление Г. К. Орджоникидзе вызвало всеобщее одобрение. Говорил он о том, что в стране за последние годы построено большое количество хороших заводов, каких нет даже в Европе. Отметил, что видел множество различных строек, но самой лучшей из всех стал Челябинский тракторный завод[11].

В 1935 г. В. М. Субботин получил автообязательство на легковую машину. Решение о выделении ЧТЗ 350 таких обязательств было принято Советом Труда и Обороны вскоре после одного из посещений завода наркомом тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе, на встрече с которым работники выразили желание приобрести легковые автомобили, выпускаемые Горьковским автозаводом. Специальная комиссия распределила машины по вполне доступной цене — за 1800 рублей[12]. Среднемесячная заработная плата заводчан к этому времени составляла 262 рубля у рабочих и 577 рублей — у инженерно-технического персонала[13]. Стремясь дополнительно заработать, Субботин брал высоко оплачивавшиеся сверхурочные наряды и к 1938 г. получал уже более 1000 рублей в месяц[14]. Обстановка на заводе к этому времени, как и в целом по стране, становилась все более тревожной…

«На ЧТЗ начались массовые аресты руководителей, инженерно-технических работников, членов партии и беспартийных. Нет смысла перечислять имена всех арестованных на ЧТЗ органами НКВД в 1937–1938 годах, — вспоминал инженер Михаил Алексеевич Храпко. — Арестованы были не десятки, а несколько сотен (больше 300 человек) хороших, честных, трудолюбивых людей (по некоторым сведениям, репрессировано было 600 человек). Почти все руководящие инженерно-технические работники, проектировавшие и строившие ЧТЗ, вводившие в эксплуатацию цеха, осваивавшие проектную мощность завода по выпуску тракторов, реконструировавшие завод на выпуск первых советских тракторов с дизельными двигателями, были арестованы органами НКВД и объявлены “врагами народа”. Завод был обескровлен»[15].

30 апреля 1938 г. Владимир Михайлович назначен механиком чугунолитейного цеха ЧТЗ, а 5 августа у него дома состоялся обыск, были изъяты: паспорт, переписка и фотографии, облигации различных займов на сумму 4195 рублей и мелкокалиберная винтовка с патронами, сам он при этом арестован[16]. Ему предъявили обвинения в преступлениях, предусмотренных ст. 58, п. 7 (вредительство), 8 (террор) и 11 (контрреволюционная деятельность) Уголовного кодекса РСФСР[17]. В числе других работников завода В. М. Субботина привлекли к следствию как активного участника троцкистской террористической организации, действовавшей на ЧТЗ и проводившей на предприятии по ее поручению диверсионно-вредительскую деятельность[18].

Основанием для ареста послужили показания ранее арестованных работников завода С. М. Лещенко, М. Г. Смирнова и А. А. Порозова, которые при допросах указали на Субботина как на участника троцкистской организации[19]. В числе прочих лиц он якобы проводил подрывную работу, направленную на приемку заведомо недоброкачественного импортного оборудования для ЧТЗ. При этом Сергей Михайлович Лещенко, занимавший руководящие должности на предприятии, а позже возглавивший авиационный завод в Москве[20], заявил, что лично завербовал его в начале 1932 г.[21]

На допросе 15 октября 1938 г. В. М. Субботин признал себя виновным в предъявленных ему обвинениях и дал подробные показания о своей «преступной» деятельности[22]. Рассказывая об этом, он указал, что по заданию Лещенко и Порозова принял в эксплуатацию отопительные и вентиляционные агрегаты, коммуникации трубопроводов и электросиловые пункты ковочных машин кузнечного цеха ЧТЗ, смонтированные вредительски. В «преступных» же целях производил монтаж кузнечно-прессового оборудования на заведомо негодных для этого фундаментах, что приводило к быстрому выведению его из строя.

«Припомнили» Субботину и заграничную командировку: в показаниях Владимир Михайлович признался, что с 1933 г. являлся агентом немецкой разведки, завербованным представителем немецкой фирмы «Эймуко» Баусманом, приезжавшим из Германии на Челябинский тракторный завод для сдачи закупленного оборудования[23]. Субботин периодически передавал ему шпионские сведения, а также получил задание: «…во время войны СССР с Германией вывести из строя ковочные машины кузнечного цеха и организовать поджог маслоохладительной установки термического цеха»[24]. Кроме того, он указал и на других участников преступной организации: лично им завербованного в апреле 1938 г. начальника трубопроводной мастерской чугунолитейного цеха А. Н. Курдюкова и механика электроремонтного цеха П. С. Красильникова. Выполняя задания Владимира Субботина, Курдюков в «преступных» целях задержал кольцевание пожарного и питьевого водопровода на полтора месяца, а также осуществил затопление пескоструйной камеры в обрубном отделении чугунолитейного цеха[25].

Продолжение биографии В.М. Субботина в следующей публикации.

В. Г. Демаков

сотрудник научно-исследовательского отдела


Примечание:


[1] ОГАЧО. Ф. Р-792. Оп. 23л. Д. 6065. Л. 36.

[2] Там же. Оп. 38л. Д. 4572. Л. 7.

[3] Там же. Ф. Р-467. Оп. 4. Д. 3539. Л. 159.

[4] Храпко М. А. Только о том, что знаю, что помню // История людей на Южном Урале : альманах. Вып. 7. Челябинск, 2007. С. 173.

[5] Комаров Л. С., Ховив Е. Г., Заржевский Н. И. Летопись Челябинского тракторного (1929–1945 гг.). М., 1972. С. 13.

[6] 50 000 000 экономии // Челябинский рабочий. 1930. 7 ноября. С. 6.

[7] ОГАЧО. Ф. Р-467. Оп. 4. Д. 3538. Л. 50.

[8] Там же. Ф. Р-792. Оп. 38л. Д. 4572. Л. 9.

[9] Комаров Л. С., Ховив Е. Г., Заржевский Н. И. Указ. соч. С. 126.

[10] Список абонентов Челябинской телефонной сети «АТС» на 1935 год. Челябинск, 1935. С. 64.

[11] Комаров Л. С., Ховив Е. Г., Заржевский Н. И. Указ. соч. С. 127.

[12] Автомобильные обязательства // За рулем. 1930. № 6 (39). С. 1; Храпко М. А. Указ. соч. С. 203.

[13] Комаров Л. С., Ховив Е. Г., Заржевский Н. И. Указ. соч. С. 159.

[14] ОГАЧО. Ф. Р-792. Оп. 23л. Д. 6065. Л. 17.

[15] Храпко М. А. Указ. соч. С. 232.

[16] ОГАЧО. Ф. Р-467. Оп. 4. Д. 3538. Л. 7.

[17] Уголовный кодекс РСФСР. С изм. на 1 декабря 1938 г. : офиц. текст с прил. постатейно-систематизированных материалов. М., 1938. С. 30–31.

[18] ОГАЧО. Ф. Р-467. Оп. 4. Д. 3538. Л. 2.

[19] Там же.

[20] См. подробнее о его биографии: Ерошкин А. С., Пушкарева Т. П. Лещенко Сергей Михайлович // Челябинская область : энциклопедия / гл. ред. К. Н. Бочкарев. Челябинск, 2008. Т. 3. С. 737–738; Эрлих А. И. Дорога в небо : очерк. М., 2017. С. 31–40.

[21] ОГАЧО. Ф. Р-467. Оп. 4. Д. 3538. Л. 2.

[22] Там же. Л. 15–37.

[23] Там же. Л. 34.

[24] Там же. Л. 36.

[25] Там же. Д. 3539. Л. 151.




21.04.2021

Возврат к списку