Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Реставрация оружия к выставке


В 2020 году отмечалось 75-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Государственный исторический музей Южного Урала подготовил к этой знаменательной дате выставку «Одна на всех Победа!», для которой были отобраны из фондов музея предметы вооружения. Реставраторы провели осмотр коллекции фонда «Оружие и вооружение» и выявили предметы, нуждающиеся в реставрации.

Корпуса гранат ручных осколочных оборонительных Ф-1. Произведены в 1940-е гг. Корпус гранат чугунный граненый (с продольными и поперечными глубокими бороздами), внутри полый, выкрашен серо-зеленой краской. Запальное отверстие нарезное. Высота гранаты с запальной трубкой (с запалом) 117 мм, без него — 88 мм (в фондах музея хранятся только сами корпуса), диаметр корпуса 55 мм.


Граната Ф-1 предназначена для поражения живой силы в оборонительном бою. Из-за значительного радиуса разлета осколков метать ее можно только из-за укрытия. Граната предназначена для поражения живой силы и небронированной техники. Поражающими факторами являются непосредственное фугасное действие взрывчатки и осколки, формирующиеся при разрушении металлической оболочки гранаты. В условиях открытой местности эффективная дальность поражения противника при взрыве гранаты непосредственно фугасным действием боеприпаса составляет 3–5 метров. Радиус сплошного поражения живой силы осколками — семь метров. Шансы на поражение осколками гранаты сохраняются на дистанции до 200 метров, но это утверждение верно только для крупных фрагментов гранаты1.


Гранату этого типа называли «лимонкой». Это название появилось в годы Первой мировой войны. Есть разные версии его происхождения: причиной всему характерная форма корпуса гранаты Ф-1; другая версия, которой придерживается ряд специалистов по истории вооружения, гласит, что граната получила название по фамилии разработчика запала и чеки английского капитана Лемона2.

Первоначально гранаты Ф-1 снаряжались запалом Ф. В. Ковешникова. В дальнейшем взамен запала системы Ковешникова в 1941 г. на снабжение гранаты Ф-1 был принят запал УЗРГ (унифицированный запал к ручным гранатам) советских конструкторов Е. М. Вицени и А. А. Беднякова. После войны он был доработан и служит по сей день под названием УЗРГМ (универсальный запал ручных гранат модернизированный).

Историки вооружения Второй мировой войны считают, что в целом данный образец противопехотной гранаты следует считать удачным. Ф-1 прошла проверку временем, имеет простое, надежное устройство, технологична и проста в изготовлении, эффективно справлялась с поставленными перед данным типом оружия задачами.

При визуальном осмотре сохранности коллекции гранат Ф-1 было установлено, что у большинства их полностью утрачен красочный слой корпуса, имеются небольшие сколы металла в запальном отверстии. Поверхности покрыты мелкими кавернами, сплошной оксидной коркой черно-коричневого цвета. Сверху нее — вторичные продукты коррозии рыжего и красно-коричневого цветов, остатки почвы. В углублениях рельефа — локальные плотные, но хрупкие минеральные наросты черно-коричневого цвета и рыхлые известковые отложения белого цвета. Нарезные запальные отверстия заполнены продуктами коррозии. При исследовании поверхности под цифровым микроскопом DigiMicro 2.0 с увеличением в 5–20 раз были зафиксированы признаки активной коррозии3. В углублениях рельефа обнаружены порошкообразные продукты коррозии рыже-бурого цвета. Такие цвет и фактура характерны для минерала акаганита — оксигидрата железа (III), который является индикатором процесса активной коррозии.

Таким образом, предметы переживают интенсивный процесс электрохимического разрушения. Для прекращения этого процесса и придания гранатам экспозиционного вида необходима их реставрация.


1.jpg

Граната ЧОКМ НВ-6546/16 до реставрации


Штыки. Другой категорией предметов, отобранных на реставрацию, были штыки съемные игольчатые четырехгранные от магазинной винтовки образца 1891 г. системы Мосина. Изготовлены из стали, общая длина («прижизненная», без деформации) 500 мм, длина клинка 426 мм, длина трубки 74 мм, диаметр пяты клинка 16 мм, внутренний диаметр трубки 15 мм. Штык состоит из прямого клинка и трубки с «ломаной» прорезью для целика, при помощи которой штык надевается на ствол. На поверхности граней — долы, углубления в виде желобков, идущие вдоль клинка, кромки граней не заострены. Это обеспечивало безопасную эксплуатацию штыка, то есть воин не мог случайно им порезаться. Острие заточено в форме отвертки, для того чтобы штык не застревал в теле противника и быстро извлекался из него, что немаловажно в штыковой атаке. Есть мнение, что такая заточка позволяла использовать штык и как отвертку.

Штыки данного типа поступили на вооружение русской армии в 1891 г. Первоначально производились во Франции, но в дальнейшем изготовление этого оружия было перенесено на российские предприятия — в Тулу, Ижевск и Сестрорецк. В Советском Союзе в конце 1920-х гг. штык этого типа был модернизирован. Инженеры Комарицкий и Кабаков создали новый вариант системы установки штыка на винтовку. От базовой версии новый штык отличался конструкцией трубчатой втулки. На ее боковой поверхности предусматривалась крупная прорезь, соединенная с небольшой прорезью в верхней поверхности. Над последней находился крупный намушник рамочной конструкции. В креплении клинка располагались механизмы защелки. Для установки такого штыка на винтовку следовало надеть трубку на ствол, проведя мушку по боковой прорези, а затем повернуть штык на 90° и поставить его на защелку. При этом клинок оказывался справа от ствола. Модернизированные штыки использовались с «трехлинейкой» образца 1891–1930 гг.

Винтовки С. И. Мосина в различных версиях производились до середины 1960-х гг. и в течение нескольких десятилетий являлись одним из основных видов стрелкового оружия русской, а затем Красной армии. За это время было создано несколько модификаций самого оружия, а также штыков для него4. Штыки к винтовке Мосина образца 1891–1930 гг. были одними из «оружий Победы».


2.jpg

Штык ЧОКМ НВ-6720/10 до реставрации


Сохранность штыков при поступлении на реставрацию была следующей: клинки деформированы, лезвия имели утраты фрагментов и зазубрины. На поверхности штыков — многочисленные каверны. Поверхность была покрыта сплошной оксидной коркой черного и черно-коричневого цветов, поверх которой — почти сплошная вторичная бугристая минеральная корка, образованная продуктами коррозии, с включением частичек почвы и песка темно-коричневого цвета. Кроме того, на штыках имелись локальные известковые отложения белого цвета. При лабораторных исследованиях были обнаружены симптомы активной коррозии. Как и в случае с гранатами, штыки нуждались в реставрации для стабилизации коррозийных процессов и придания им экспозиционного вида.

В соответствии с сохранностью предметов (гранат и штыков) была разработана программа реставрации:

1. Механическая очистка и расчистка.

2. Электрохимическая очистка и стабилизация5.

3. Промывка.

4. Тестирование на предмет наличия процессов активной коррозии (в процессе реставрации).

5. Ингибирование6.

6. Консервация7.

Надо отметить, что реставрация предметов из металла не заключается только в их очистке. Реставрация — это комплекс мероприятий, причем реставрационные операции должны быть научно обоснованы, исходя из сохранности предметов и диагностики их «здоровья», и проводиться в строгой последовательности. Поэтому упрощенный подход к реставрации музейных предметов («быстренько почистить» или «погрузить в раствор — и готово») в корне неправильный. Реставратор, как врач, ставит диагноз «пациенту» и разрабатывает программу его «лечения».

У реставраторов нет чудодейственных инструментов, механизмов и растворов, обеспечивающих успех работы. Он обусловлен точной диагностикой степени сохранности предмета, подбором правильной программы его «лечения», выбором эффективных методик и строгим следованием им. Кроме того, реставратор должен по возможности сохранить исторический облик предмета. Когда говорят о результате работы реставратора: «Предмет стал как новый», это свидетельствует о не совсем грамотных его действиях. Грань, на которой при работе следует остановиться, очень тонка, и каждый реставратор чувствует ее по-своему. Недаром людей, занимающихся этим трудом, называют «художниками-реставраторами».

О ходе реставрационных работ и их результатах мы расскажем в следующей статье.

А. Д. Шапиро,

художник-реставратор отдела реставрации

Примечание

1 Граната Ф-1 [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ф-1_(граната) (дата обращения: 10.06.2020).

2 Шунков В. Н. Оружие пехоты 1939–1945. Минск, 1999. С. 87.

3 Понятие «активная коррозия» рассмотрено, например в: Буршнева С. Г. Реставрация археологических и этнографических предметов из железа. Казань, 2019. С. 11–17.

4 Военное обозрение [Электронный ресурс]. URL: https://topwar.ru/89780-shtyki-vintovki-mosina.html (дата обращения: 10.06.2020).

5 «Под стабилизацией мы понимаем прекращение всех реакций на металле, приводящих к его разрушению. Реакции растворения металла (коррозия) могут проходить на любых металлических предметах, очищенных и неочищенных, с искусственной и естественной патиной. Задача стабилизации — прекращение активных процессов разрушения без изменения внешнего вида предмета». Цит. по: Шемаханская М. С. Реставрация металла : метод. рек. М., 1989. С. 37.

6 Про ингибирование в работе М. С. Шемаханской сказано следующее: «Защита металлов от коррозии ингибиторами (замедлителями) основана на свойстве некоторых химических соединений при введении их в незначительных концентрациях в коррозионную среду уменьшать скорость коррозионного процесса или полностью его подавлять. <…> Механизм защиты ингибиторами в общем случае заключается в том, что они, попадая на поверхность металла, адсорбируются ею и тормозят скорость ионизации металла или кислорода или одновременно того и другого». Цит. по: Шемаханская М. С. Указ. соч. С. 37.

7 «Консервация — мероприятия, обеспечивающие временную защиту от коррозии металлических изделий… Методы консервации основаны на изоляции изделий от внешней среды (герметизация, нанесение защитных пленок или покрытий) и торможение процессов коррозии с помощью …веществ снижающих скорость химических реакций». Цит. по: Большой энциклопедический политехнический словарь [Электронный ресурс]. URL: https://rus-big-polyheh-dict.slovaronline.com/


16.02.2021

Возврат к списку