Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Медицинские журналы - о здравоохранении в годы войны


В рамках большого выставочного проекта «Одна на всех Победа!» один из разделов посвящен медицине Южного Урала периода Великой Отечественной войны. Источниковой базой для наполнения раздела стали архивные документы, опубликованные партийно-правительственные постановления и распоряжения, статистические сборники, мемуарная литература, материалы периодической печати. В этом комплексе источников немаловажное место занимали журнальные публикации военной поры, представленные, прежде всего, печатными органами Наркомата здравоохранения СССР: журналами «Советская медицина» и «Советское здравоохранение».

Медицинские журналы как источник по истории здравоохранения на Южном Урале в годы войны (по материалам выставочного проекта «Одна на всех Победа!»)

002.jpg


Одной из главных тем уходящего 2020 года в Государственном историческом музее Южного Урала, как и во всей стране, было 75-летие Победы. В рамках большого выставочного проекта «Одна на всех Победа!» один из разделов посвящен медицине Южного Урала периода Великой Отечественной войны. Источниковой базой для наполнения раздела стали архивные документы, опубликованные партийно-правительственные постановления и распоряжения, статистические сборники, мемуарная литература, материалы периодической печати. В этом комплексе источников немаловажное место занимали журнальные публикации военной поры, представленные, прежде всего, печатными органами Наркомата здравоохранения СССР: журналами «Советская медицина» и «Советское здравоохранение».

Авторами статей, опубликованных в этих журналах, были партийные, государственные руководители разного уровня, видные научные деятели, передовые работники сферы медицинского обслуживания населения.

По содержанию публикаций выделяются приказно-распорядительные, нормативные материалы: Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями медицинских работников Наркомздрава СССР» от 1.06.1942 г.; обращение заместителя наркома здравоохранения СССР, председателя Исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца С. А. Колесникова «Ко всем сельским медицинским работникам — врачам, фельдшерам, акушеркам и медицинским сестрам» от 1.04.1943 г. о привлечении широкой общественности к санитарно-оборонной работе на селе; инструкция Наркомздрава «Об обязательном извещении при открытой форме туберкулеза и смерти от него» и др. Значение данных материалов заключается в том, что зачастую это была первая и единственная публикация того или иного директивного документа. Их анализ дает историку возможность выявить основные ориентиры политики государства в области здравоохранения в годы войны.
Большое внимание на страницах журналов уделялось задачам, поставленным перед здравоохранением в связи с начавшейся войной, и путям их решения. В этом отношении показательны статьи наркома здравоохранения СССР Георгия Андреевича Митерева. По ним можно проследить изменение приоритетов в постановке проблем здравоохранения на протяжении войны. Так, в начале войны в статье «Все на службу фронта» в качестве первостепенной задачи выдвигается оказание помощи раненым бойцам, для чего должны были быть использованы «наиболее квалифицированные лечебные учреждения, в т. ч. научно-исследовательские институты, клиники медицинских институтов и институтов усовершенствования врачей, лучшие городские лечебные учреждения со всем своим богатством медико-санитарного обслуживания». В начале 1942 г. перед тыловым здравоохранением встают две главные задачи: эффективное обслуживание эвакогоспиталей и обеспечение санитарно-эпидемического благополучия страны. В связи с этим Г. А. Митерев подчеркивал, что все усилия здравоохранения должны быть направлены «на непосредственное участие [медработников и широкой общественности] в ликвидации отдельных вспышек инфекционных заболеваний…, на недопущение этих заболеваний в ряды действующей армии», призывал медицинских работников и общественность «не допустить инфекционных болезней в стране и не создать распространением их дополнительных трудностей для государства».

Самоотверженная, беспрецедентная по масштабам работа эпидемиологов, санитарных врачей и всего медицинского персонала в целом позволила Г. А. Митереву в ноябре 1943 года констатировать, что «почти за 29 месяцев войны мы не имели эпидемий», несмотря на то, что наблюдался рост заболеваемости населения сыпным тифом и малярией. В числе неблагополучных районов в отношении малярии была названа и Челябинская область.
Следует отметить, что статьи Г. А. Митерева носят наиболее комплексный характер по числу поднимаемых проблем и их рассмотрению. Важно учитывать и их нормативную функцию, а также наличие в них официальных общесоюзных статистических данных, которые позволяют видеть динамику здравоохранения в целом.

Проблема санитарно-эпидемического благополучия страны привлекала к себе внимание многих авторов, на протяжении всего военного времени освещалась в журнальных публикациях. К числу наиболее информативных относится, например, статья Ф. Г. Баринского о борьбе с инфекционными заболеваниями. Скрупулезный анализ мероприятий по борьбе с туберкулезом содержат статьи заместителя наркома здравоохранения СССР С. А. Колесникова, начальника Управления противотуберкулезных лечебных учреждений Наркомздрава СССР Ф. И. Левитина, заместителя директора по научной работе Института туберкулеза АМН СССР А. Е. Рабухина. Вопросам профилактики заболеваний сыпным тифом, малярией и другими опасными инфекциями в условиях войны посвящены работы С. А. Колесникова, профессоров медицинских вузов Н. А. Коста и П. Г. Сергиева. В частности, Н. А. Кост говорил о необходимости в борьбе с желудочно-кишечными заболеваниями больше внимания уделять районам, где размещено много эвакуированного населения, в том числе и Челябинской области. П. Г. Сергиев главную причину роста заболеваемости малярией на Урале видел в перемещении сюда эвакуированных из малярийных районов Молдавской ССР и южных областей Украины.

В журналах военного времени большое внимание уделялось вопросам оказания эффективной медицинской помощи городскому населению (особенно рабочим предприятий оборонной промышленности) и сельским жителям, анализировалось состояние городского и сельского здравоохранения, ставились неотложные задачи.

Начиная с конца 1943 г. все большее значение в системе здравоохранения приобретают вопросы охраны материнства и детства. Объективно это объясняется осознанием партийными и государственными руководителями страны надвигающейся демографической катастрофы, связанной с огромными людскими потерями в результате предвоенных репрессий и в ходе военных действий. Исходя из остроты данной проблемы и ее актуальности в годы войны, Г. А. Митерев в сентябре 1944 года называет заботу о матери и ребенке «важнейшей государственной задачей». Разъясняя основные положения Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»» от 8.08.1944 г., нарком прямо заявил о снижении рождаемости в военное время (не приводя цифр и не анализируя причин) и об ожидаемом в связи с выходом Указа переломе этой тенденции.

Проблеме детского здравоохранения посвящено выступление на страницах журнала «Советское здравоохранение» заместителя наркома здравоохранения СССР М. Д. Ковригинойiv. Ею, в частности, отмечалась неудовлетворительная работа врачей-инспекторов с эвакуированными детьми в Челябинской области. Важным источниковедческим документом по организации решения вопросов сохранения жизни и здоровья детей является статья заведующей горздравотделом Златоуста З. А. Крыловой. Организация летних оздоровительных детских учреждений рассматривалась в публикации Е. А. Родионова. Успешное решение задачи развертывания сети колхозных сезонных яслей в Челябинской области в 1941 г. отмечено в статье начальника Управления детских профилактических лечебных учреждений Наркомздрава РСФСР М. М. Ярославской.

Одной из самых важных, судя по журнальным публикациям, считалась и проблема медицинских кадров. Работе с медицинскими кадрами и повышению их квалификации была посвящена статья заместителя наркома здравоохранения РСФСР Н. А. Виноградова, который уже в 1942 г. сумел предвидеть кадровую проблему на Урале в связи с реэвакуацией врачей и предлагал снизить ее остроту путем совмещения врачами полутора — двух ставок. Сложности и особенности подготовки и переподготовки медицинских кадров в условиях войны отражены в статьях начальника отдела кадров Наркомздрава СССР Г. Н. Карапетяна и начальника главного управления медицинских учебных заведений Наркомздрава СССР А. Н. Шабанова.

Постоянная рубрика «Информация и хроника» в журнале «Советская медицина» коротко сообщала о проходящих совещаниях, пленумах, конференциях по вопросам здравоохранения, разнообразные фактические и статистические данные. Например, сообщалось об участии делегатов Челябинской области в Первой конференции терапевтов, инфекционистов и эпидемиологов в Свердловске в 1942 г.; об изготовлении первой партии стрептоцида группой научных работников медицинского института под руководством профессора Г. Ф. Поллак в Челябинске; о состоявшемся в Челябинске в 1942 г. межобластном совещании по лечебно-профилактической помощи детям с участием заместителя наркома здравоохранения СССР М. Д. Ковригиной; об организации на мясокомбинатах Свердловска и других уральских городов производства эндокринных и лекарственных препаратов и т. д.
Анализ материалов, помещенных в журналах «Советское здравоохранение» и «Советская медицина» в годы войны, позволяет сделать некоторые выводы.

Роль публикаций заключалась в ознакомлении советской медицинской общественности с главными задачами и направлениями деятельности в сфере здравоохранения, с политикой государства в области здравоохранения, в показе путей реализации этой политики. Публикации содержат немало ценных фактических данных, зачастую представляют собой первое обобщение практического опыта на местах, в том числе на Южном Урале, передают непосредственные наблюдения и оценки современников событий. Этим определяется их источниковая значимость для историка. Вместе с тем охарактеризованные выше журнальные материалы следует рассматривать и как историографический факт: в их совокупности обозначились проблемные контуры темы истории здравоохранения периода Великой Отечественной войны.
Журнальные статьи носили прикладной, медико-пропагандистский характер. Но в силу того, что кроме фактов в специальных журналах давалась их политическая оценка, все они, как и вся советская печать, служили средством воспитания, идеологического воздействия. Журналы «Советское здравоохранение» и «Советская медицина» не являлись исключением в этом отношении, их материалы имели значительную политико-пропагандистскую нагрузку, мобилизующую направленность.
Партийной и государственной властью, цензурными органами производился тщательный отбор тех документов и материалов, которые были необходимы в тот момент для пропаганды, определенной ориентации общественного сознания либо в организационных целях. Все это надо учитывать при изучении журнальных публикаций.

Для получения более полной и объективной информации по истории здравоохранения периода Великой Отечественной войны необходимо проводить обязательную проверку опубликованных в журналах сведений и оценок путем сопоставления их с другими источниками по этой теме.

Н. Л. Усольцева,
кандидат исторических наук,
заведующая методическим отделом


Литература:

1. Советская медицина. 1942. № 5–6. С. 4–9 ; Там же. 1943. № 5–6. С. 30–31 ; Там же. 1943. № 4. С. 29 и др.

2. Митерев Г. А. Все на службу фронта // Советская медицина. 1941. № 13–14. С. 4.

3. Баринский Ф. Г. Инфекционные заболевания и борьба с ними в СССР в годы Великой Отечественной войны // Советская медицина. 1944. № 10–11. С. 30–32 ; Колесников С. А. О мероприятиях по борьбе с туберкулезом в СССР // Советская медицина. 1945. № 1–2. С. 1–8 ; Левитин Ф. И. Борьба с туберкулезом в СССР в период Отечественной войны // Советское здравоохранение. 1943. № 12. С. 9–15 ; Рабухин А. Е. Борьба с туберкулезом во время первой и второй мировой войны // Советская медицина. 1945. № 1–2. С. 26–29 ; Колесников С. А. В течение лета провести все мероприятия по предупреждению заболеваний сыпным тифом // Советская медицина. 1942. № 3–4. С. 29–32 ; Кост Н. А. Борьба с желудочно-кишечными заболеваниями в условиях военного времени // Советская медицина. 1942. № 5–6. С. 35–37 ; Сергиев П. Г. Основные задачи в борьбе с малярией в 1942 г. // Советская медицина. 1942. № 8. С. 24–27.

4. Ковригина М. Д. Очередные задачи детского здравоохранения в период Великой Отечественной войны: Доклад на совещании по детскому здравоохранению в Москве 9–11 марта 1943 г. // Советское здравоохранение. 1943. № 4–5. С. 20–29.

5. Крылова З. А. Борьба за жизнь и здоровье детей — повседневная забота органов здравоохранения // Советское здравоохранение. 1943. № 12. С. 49–54 ; Родионов Е. А. Об организации летних детских оздоровительных учреждений // Советское здравоохранение. 1945. № 4–5. С. 36–41 ; Ярославская М. М. Работа сельских сезонных яслей в военное время // Советская медицина. 1942. № 7. С. 28.

6. Виноградов Н. А. Правильно расставить и полностью использовать врачебные кадры // Советское здравоохранение. 1942. № 7. С. 11–15 ; Карапетян Г. Н. Очередные задачи медицинских вузов // Советское здравоохранение. 1942. № 7. С. 20–24 ; Шабанов А. Н. Основные задачи высшей медицинской школы // Советская медицина. 1945. № 7–8. С. 30–31.


18.12.2020

Возврат к списку