Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

«Утка» или «лось»? Орнаментиры эпохи неолита — энеолита


В Государственном историческом музее Южного Урала хранятся редкие предметы древности — орнаментиры.

Орнаментир — это инструмент для нанесения орнамента на поверхность сосуда или другого предмета, изготовленного из глины (и не только). Для декора сосудов могли быть использованы самые разнообразные материалы: палочки и щепки, полые трубочки, обработанные кости, челюсти животных и рыб, камни, окатанные плоские гальки, раковины моллюсков; веревки, намотанные на ветки, и др.

Существует несколько версий, касающихся редкости таких находок: 1) орнаментиры в большинстве своем были изготовлены из природных материалов, которые не сохранились в почве; 2) это предметы, сложно поддающиеся атрибуции; 3) они были ценны и значимы в древнем обществе и использовались в качестве подвесок-оберегов.

С конца 80-х годов XX века учеными уделяется внимание технологическому направлению в изучении керамики. Приемы орнаментации описаны в работах И. В. Калининой и Е. А. Устиновой, В. А. Городцова, И. Г. Глушкова, Ю. Б. Цетлина и других уважаемых исследователей.

На сегодняшний день тема орнаментации сосудов остается актуальной и интересной для исследователей. Современные технологии позволяют привлечь к исследованию методы структурного и технологического анализа, бимолекулярной микроскопии, экспериментального моделирования, статистического анализа и др. Нередко орнаментиры удается воссоздать экспериментально только благодаря отпечаткам на керамике. Это дает возможность реконструировать не только рабочий край инструмента, но и понять кинематику его движения.

В экспозиции и фондах музея хранится 7 предметов, предположительно относящихся к орнаментирам:

1, 2, 3 — найдены Н. К. Минко в 1908 году на Исетском озере (близ г. Екатеринбурга). Коллекции в музей сдала его жена М. А. Минко в 1918 году. О конкретном месте находок и о процессе раскопок ничего не известно. Коллекция орнаментиров поступила в фонд с фрагментированными сосудами (с изображением водоплавающих птиц).

4 — предмет из талька звездообразной формы происходит из стоянки на оз. Кысы-Куль (раскопки К. В. Сальникова, 1937 год), обнаружен в культурном слое, датирован периодом неолита — энеолита (VI–IV тыс. до н. э.).

5, 6 — из Абселямовской стоянки на оз. Иткуль (раскопки Н. П. Кипарисовой, 1953 год), обнаружены в культурном слое. Получена радиоуглеродная дата — 5720  90 л.н.(Ki — 15961). [Мосин, Страхов, 2011. С. 144]

7 — поступил в фонд из бывшего музея школы № 10 г. Челябинска, был найден на озере Иткуль в 1851–1852 гг. (точное место и время неизвестны).

докучаева 1.jpg

Предметы № 5, 7 изготовлены из каменных пород и не вызывают никаких сомнений в том, что они орнаментиры. Орнаментир № 5 (размеры 2,8×2,8см, толщина — 0,5 см, ширина зубцов в среднем — 0,2 см, длина зубцов — 0,4 см). Орнаментир № 7 (размеры 6,8×2,0 см, толщина — 0,6 см, ширина зубцов в среднем — 0,5 см, длина зубцов — 0,15 см). Аналогию каменному орнаментиру № 5 можно привести из Усть-Вагильского холма [Панина, 2011. С. 96].

Предмет № 4 (размеры 3,7×3,1 см, толщина — 0,8 см, диаметр сквозного отверстия — 0,5–0,6 см, длина зубцов — 0,7–1,2 см, глубина зубцов — 0,5–0,8 см), вероятнее всего, является украшением из талька. Это объясняется тем, что при прокатывании или оттиске рабочим краем орнамент был бы очень грубым, неравномерным, глубоко вдавленным в стенку сосуда.

Отдельной группой стоит рассмотреть предметы № 1, 2, 3. Все они изготовлены в одной стилистической манере (контур-образ и профиль изделия, зоны орнаментации). Отсутствие следов обработки (имеются в виду шлифовка, резка), указывает на то, что первоначальной целью было создать предмет именно такой формы (т. е. это не изделие на фрагменте сосуда). Орнамент по тонкому краю предметов (овальные вдавления) намеренно размещен по поверхности предметов, а не по торцу. Вывод: этот край не может быть рабочей поверхностью орнаментира. По широкой части торца орнамент располагается на крайне неудобных для процесса штамповки и прокатывания участках, а именно на овальных выступах и на вогнутых изгибах. При всем прочем многорядный зигзаг только у двух предметов четкий, но при отпечатывании на другой поверхности будет давать негатив объемного (выпуклого) характера. Таких типов декора на керамике встречено еще не было. Если обратить внимание, то можно увидеть, что повреждения находятся на утолщенной части предметов. Рассмотрим их подробнее:

№ 3 — широкая площадь места излома предполагает массивное продолжение. Прямоугольное отверстие предполагает имитацию глаза, есть изгиб, напоминающий морду и продолжение шеи животного. Тонкий край при таком рассмотрении предмета располагается наверху, что логично. Вероятнее всего, перед нами часть зооморфной фигуры. Из аналогий можно предложить голову лосихи, найденную на Шайтанском озере. Правда, она изготовлена на фрагменте керамики [Сериков, 2007. С. 29].

№ 1 — место слома незначительно по площади и по глубине (повреждения поверхностные), поэтому не предполагает массивного продолжения. Исходя из того, что верхняя часть, по которой идут вертикальные вдавления, в 2–3 раза тоньше нижнего основания, украшенного многорядным зигзагом, можно сделать вывод, что данная часть изделия не была основанием фигуры, а была ее верхней частью. Вероятнее всего, перед нами зооморфная голова.

№ 2 — широкая площадь повреждения, однако оно находится в зоне стыка узкого и утолщенного краев торца (разница в толщине в 2-3 раза), что указывает об отсутствии логического перехода в предполагаемую утраченную нижнюю часть фигуры (нет изгиба шеи). Вероятнее всего, перед нами снова зооморфная голова. По очертаниям аналогии видны в фигурках уток на Шайтанском озере I (из фрагмента керамики) и из погребения 2 на камне Дождевом (из таранных костей бобра) [Сериков, 2007, 1993. С. 133].

Предмет № 6 (размеры 2,5×2,0 см, толщина — 0,2 см, длина зубцов — 0,15 см, ширина зубцов — 0,2 см). Рабочий край № 6 с утратами, но видны четкие равномерные насечки в двух плоскостях. На первый взгляд, это орнаментир с повреждениями по рабочему краю. Однако, если посмотреть внимательно, то после прорезных насечек нет никакого намека на возвышающийся следующий зубец, и место, где он должен быть, не имеет четкого следа повреждения. Также нет намека и на последующие насечки между зубцами, если попытаться их обнаружить на той же глубине и расстоянии друг от друга, что и имеющиеся. Сомнений добавляет то, что рабочий край предполагаемого орнаментира располагается на двух плоскостях, а края без зубчиков срезаны и подработаны. Из чего напрашивается вывод, что перед нами зооморфная голова, а насечками подчеркнуты уши и нос животного.

В том, что перед нами могут оказаться зооморфные фигурки животных из камня, кости, глины и керамики, нет ничего удивительного. С исчезновением «мамонтовой» фауны заметную роль в жизни древнего человека стала играть охота на лосей, оленей, лошадей. Не могло остаться незамеченным появление водоплавающих птиц (утка, гусь, лебедь). Многочисленные изображения этих животных характерны для всего финно-угорского мира в период неолита-энеолита, проживающего на территории от Прибалтики до Оби. По мнению многих исследователей, они являлись неотъемлемой частью духовного мира древнего человека, что нашло свое отражение в наскальной живописи, орнаментах на горшках, деревянной посуде, украшениях одежды и не только.

С. В. Докучаева,

научный сотрудник сектора археологии

и естественнонаучных коллекций


Литература


  1. Мосин, В. С. Древние охотники Урала (археология и жизнь) / В. С. Мосин. Челябинск: ЦИКР «Рифей», 2010.

  2. Мосин, В. С. Хронология памятников нео-энеолита Южного Зауралья / В. С. Мосин, А. Н. Страхов // Вопр. археологии Урала: Сб. науч. тр. Екатеринбург — Сургут: Магеллан, 2011. Вып. 26.

  3. Панина, С. Н. Гребенчатый комплекс керамики эпохи энеолита Усть-Вагильского холма / С. Н. Панина // Шестые Берсовские чтения: Сб. ст. Всерос. археол. науч.-практ. конф. Екатеринбург: Квадрат, 2011.

  4. Сериков, Ю. Б. Глиняная пластика Урала в эпохи неолита-бронзы / Ю. Б. Сериков // Ученые зап. НТГСПА. Общест. науки. Нижний Тагил, 2007.

  5. Сериков, Ю. Б. Исследование грота на камне Дождевом (р. Чусовая) / Ю. Б. Сериков // Вопр. археологии Урала. 1993.


24.07.2020

Возврат к списку