Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Охота на кротов в годы Великой Отечественной войны


Государственный исторический музей Южного Урала продолжает цикл статей, посвященных юбилею Победы. Последние годы в исторической науке доминирует тема повседневности. Действительно, в бытовых реалиях военного времени можно найти много интересных аспектов. Об одном из них и пойдет речь. При этом разочаруем любителей лихо закрученных шпионских сюжетов с мужественными бойцами СМЕРШа и коварными врагами, окопавшимися в стратегическом тылу. Рассказ будет о самых обычных кротах, которые враждуют лишь с садоводами и дождевыми червями.

 

Европейский крот (Talpa europaea)

Рисунок 1. Европейский крот (Talpa europaea) 

В наше время это покажется удивительным, но крот является полноценным промысловым животным, объектом пушной охоты. Начиная с 30-х годов ХХ века, количество сданных через заготконторы шкурок кротов постоянно увеличивалось, достигая зачастую более 50% всей заготовленной в РСФСР пушнины. Как утверждал автор журнала «Уральский следопыт», до 1932 года ежегодная добыча крота на Урале составляла 10–15 тысяч шкурок, но уже в 1934 году эта цифра достигала уже более 1 000 000 штук1. И хотя в миллион шкурок верится с трудом, но по вполне официальным статистическим данным С. С. Пилитовича, в 1941–1945 годах в СССР было заготовлено 4 468 тысяч кротовьих шкурок, это животное оказалось на первом месте в статистике пушного2.

Мех крота — весьма ценное пушное сырье, обладающее уникальными свойствами. Мездра шкурки чрезвычайно прочная, шерсть одинаково легко ложится в разные стороны, что позволяет кроту свободно продвигаться по своим подземным тоннелям в любую сторону. Мех густой, короткий, волосок прилегает к волоску, подшерстка практически нет, но остевые волосы лежат очень плотно, не пропуская грязь и влагу. На ощупь мех крота приятный, мягкий, по внешнему виду — красивый, шелковистый, бархатисто-блестящий. Но главной его ценностью всегда являлась прочность шкурки и грязеотталкивающие свойства. Хотя по носкости и теплоте шубка крота находится в конце списка — не намного прочнее беличьего, и в серьезные холода в ней не согреешься.

 

Выделанные шкурки крота

Рисунок 2. Выделанные шкурки крота

С началом Великой Отечественной войны охотничьи промыслы Урала (да и всего Советского Союза) столкнулись с понятным кризисом — почти все охотники-промысловики ушли на фронт, именно эта профессия традиционно давала лучших воинов-снайперов. Однако пушное сырье имело большое значение для экономики страны: оно входило в число тех ресурсов, которыми СССР расплачивался с Западом за поставки по ленд-лизу. Поэтому пушной промысел старались поддерживать административными мерами. В том числе вводили бронь на охотников, обеспечивали охотничьим инвентарем — капканами и ловушками, ну и, конечно, ставили перед заготконторами план по добыче пушнины. На эту работу массово привлекались подростки, при этом часто планы заготконтор по инициативе снизу перевыполнялись. По воспоминаниям С. П. Фроловой (1932 г. р.), летом и осенью из школьников формировались бригады кротоловов, которые в обязательном порядке должны были добыть определенное количество шкурок. При этом добыча в заготконторах оплачивалась либо деньгами, либо продуктами питания и одеждой — что было даже более ценным, так как в условиях войны помогало поддержать семьи. А иногда и просто выжить3.

Кротов добывали при помощи ловушек, для чего шли в лес по тропе, устанавливая на ней до 200–300 ловушек; иногда уходили на 20–25 км от жилья.

 

Ловушка на крота и схема ее установки

Рисунок 3. Ловушка на крота и схема ее установки 

Возвращаясь обратно, ловушки проверяли и вынимали попавшихся в них кротов, сразу же на месте отделяли шкурку. Проверять ловушки нужно было каждый день, т. к. тушки кротов быстро «протухали». За один день можно поймать 100–150 кротов — при известной охотничьей удаче. О популярности кротового промысла свидетельствовала катав-ивановская газета «Авангард». В ней, в частности, писалось: «Фельдшер месединского медпункта Шибанов халатно относится к обязанностям. Единственное занятие, к которому Шибанов относится со старанием, — ловля кротов». «13-летний Петя Ефремов из деревни Н. Лука сдал свыше 500 шкурок...». Учителя семилетней школы в Катав-Ивановском районе, село Ивановка, жаловались на то, что дети пропускают уроки в сезоны лесосплава и ловли кротов4.

Тот же «Уральский следопыт» передает следующую историю: «...старый зверовик-капканщик Первоуральского завода, много добывающий зимой лисиц и волков, летом бросал охотничий промысел и занимался старательством. Мы предложили ему заняться ловлей крота, но ответ был решительный и краткий:

— На «мышах» на хлеб не заробишь, а на золоте по-стариковски я за пятидневку рублей пятьдесят добываю.

Однако, зная способности зверолова, мы предложили ему взять сотню кротоловок и пятидневку посвятить ловле крота, гарантировав, что 50 рублей его нормального заработка мы заплатим ему, если дело пойдет неудачно. Старик согласился. Прошла пятидневка. Старик явился на заготпункт, но ни кротов, ни кротоловок не принес.

– Ну, сдавай своих «мышей» и получай пятьдесят рублей...

– Нет, не надо мне ваших денег, а вот кротоловок еще сотню дайте. Рассчитаюсь за них погодя кротовыми шкурками. Дней через пяток принесу.

Старик многозначительно улыбнулся. Видно было, что он доволен своей охотой.

Дали ему еще сотню кротоловок, и старик заторопился, а уходя, подмигнул нам не по-стариковски, весело.

– Дождик вчера прошел, шибко ходит крот седни, — сказал он и ушел.

Через 10 дней наш скептик сдал кротовых шкурок на 600 рублей и сейчас является лучшим ударником-кротоловом в районе»5. Эта история датирована 1935 годом, но ее сюжет и действующие лица были не менее актуальны и в военные годы.

Ну, и напоследок хотелось бы рассказать пару слов о герое нашей публикации — кроте. Тем более, что современный городской житель с этим необыкновенным — не побоюсь этого слова — животным, скорее всего, лицом к лицу в массе своей и не сталкивался.

 

Крот средних размеров

Рисунок 4. Крот средних размеров

Крот постоянно живет в земле. Во всяком случае, там его главная сфера деятельности. И все у него приспособлено для того, чтоб жить в земле: тело покрыто густыми и короткими волосками, которые не мешают движению (а так как шкурка от трения о землю быстро вытирается, кроты, в отличие от других животных, линяют три-четыре раза в году), отсутствие ушных раковин (опять-таки, чтоб не цеплялись за землю), маленькие ушные отверстия, прикрытые толстой кожистой складкой. Крошечные глаза тоже прикрыты складкой кожи (крот не может даже различать контуры предметов, но отличает свет и тьму — и это ему важнее). Наконец, лапы — могучие, с мощными когтями, с вывернутыми назад ладошками — прекрасные землеройные инструменты.

На поверхности земли крот неуклюж и беспомощен, но плавает он хорошо: если на пути его странствований встретится водная преграда, он, не задумываясь, форсирует ее, даже если это будет широкая река.

Еду крот находит в земле: прокладывая свои галереи, он то и дело натыкается на червей, насекомых или их личинок. За один присест крот съедает примерно 20 граммов. Наевшись, он тут же укладывается спать и спит примерно часов пять. Просыпается крот голодным и немедленно снова отправляется на добычу пищи. За сутки этот зверек съедает столько пищи, сколько весит сам, а иногда и больше. Голодать крот не может: 17–18 часов без еды для него гибельны. Поэтому он и не залегает на зиму в спячку.

Кроты — нежелательные гости в садах и огородах. Однако их место в экосистеме незаменимо. В роли подземных хищников они регулируют численность червей и насекомых. В вырытых кротами ходах скапливается вода и хорошо увлажняет почву. Замечательный русский почвовед В. В. Докучаев даже выделил особую разновидность «кротовинного» чернозема. Однако появление тракторов (а вместе с ними появилась глубокая вспашка) изгнало кротов с полей. Сейчас они живут на лугах и главным образом в лесах. Причем не во всяких — в чистом ельнике кроты не живут, им по вкусу смешанные и лиственные леса, особенно березняк. Там они прокладывают и поверхностные галереи, и глубокие. Вот эти-то глубокие особенно интересуют ученых. Даже не столько сами галереи, сколько земля, выброшенная из них: она в полтора раза богаче кальцием, магнием, железом и другими минеральными веществами, чем земля, находящаяся на поверхности. Подсчитано, что на гектаре березового леса кроты выносят из нижних слоев до 10 тонн такой обогащенной земли, покрывая ею почти четвертую часть всего березового леса. Таким образом, то, что когда-то находилось на поверхности земли и унесено водами в более глубокие слои, возвращается кротами обратно.



1. Сарафанов А. Кротовый промысел // Урал. следопыт. 1939. № 5 (август).

2. Пилитович С. С. Заготовки пушно-мехового сырья потребительской кооперацией СССР. М., 1979. С. 24.

3. Материалы III Историко-этнографической экспедиции ГМПиЧ. 2005.

4. Е. А. Чайко. Будни советского человека в контексте российской истории 1930-1950-х годов: локальный мир Южноуральского горнозаводского района // http://www.allbest.ru/

5. Сарафанов А. Указ. соч.




13.02.2020

Возврат к списку