Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Расследование убийства царской семьи


События, произошедшие в июле 1918 года в Екатеринбурге, продолжают интересовать историков-профессионалов и любителей. Государственный исторический музей Южного Урала предлагает вернуться к проблеме поисков места, где Юровским и его сподручными были захоронены останки членов семьи Николая II. Речь пойдет о 1970–80-х годах.

В августе 1976 года в Свердловске лауреат Государственной премии, помощник министра внутренних дел СССР и киносценарист Г. Т. Рябов (1932–2015) представлял свою картину «Рожденная революцией». Во время этой поездки он познакомился со знатоком истории Екатеринбурга кандидатом геолого-минералогических наук А. Н. Авдониным. Их обоих чрезвычайно интересовал один сюжет — подробности расстрела и захоронения царской семьи. Решено было объединить усилия и найти место этого захоронения.


Г. Т. Рябов и А. Н. Авдонин Г. Т. Рябов и А. Н. Авдонин

Г. Т. Рябов и А. Н. Авдонин

Свой поиск они начали с изучения книги следователя Н. А. Соколова «Убийство царской семьи», фотографий и карт, опубликованных в ней. По письму министра внутренних дел СССР Н. А. Щелокова Гелий Рябов получил в Управлении милиции по Свердловской области современную секретную топографическую карту местности в районе Ганиной ямы. Удалось также разыскать детей Я. М. Юровского. От адмирала в отставке А. Я. Юровского в 1978 году Рябов получил копию так называемой «записки Юровского», в которой было указано место захоронения: «Коптяки в 18 верстах от Екатеринбурга. К северо-западу линия железной дороги проходит на 9-й версте, между Коптяками и Верх-Исетским заводом. От места пресечения с железной дорогой погребены саженях в 100 ближе к Верх-Исетскому заводу».

А. Н. Авдонин сумел совместить данные современной карты с картой из книги следователя Н. А. Соколова и определить местонахождение исчезнувшей к тому времени Коптяковской дороги, Ганиной ямы и других ориентиров. После сопоставления этих данных с данными «записки Юровского» стало ясно, что наиболее вероятным местом захоронения царской семьи является так называемый «мостик из шпал». А. Н. Авдонин со своим другом М. Кочуровым, тоже геофизиком и краеведом, выписали разрешение на якобы геофизические работы в районе деревни Коптяки и в течение трех лет планомерно шли по дороге, пытаясь обнаружить настил, который, естественно, за долгие годы ушел в болотину. Наконец летом 1978 года был обнаружен деревянный настил.

Схема расположения скважин ручного бурения и контуров вскрытия места захоронения останков царской семьи в 1979 году. Составитель А. Н. Авдонин. 1995 г. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 33

Схема расположения скважин ручного бурения и контуров вскрытия места захоронения останков царской семьи в 1979 году. Составитель А. Н. Авдонин. 1995 г. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 33

К лету следующего, 1979 года была собрана «тайная» археологическая экспедиция. В нее вошли Г. Т. Рябов, А. Н. Авдонин, геолог и художник М. Кочуров, инженер-геофизик Г. Васильев, В. А. Песоцкий, а также М. В. Рябова и Г. П. Авдонина. За период с 31 мая по 1 июня 1979 года было вскрыто около двух квадратных метров почвы в месте нахождения деревянного настила.

 

«Мостик из шпал» на дне раскопа. 1 июня 1979 г. Из отчета Н. А. Авдонина о проведении археологических раскопок на месте захоронения царской семьи. Июнь 1979 г. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 30. Л. 13 об.

«Мостик из шпал» на дне раскопа. 1 июня 1979 г. Из отчета Н. А. Авдонина о проведении археологических раскопок на месте захоронения царской семьи. Июнь 1979 г. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 30. Л. 13 об.

Сразу же под настилом на глубине 80 сантиметров оказались человеческие останки.

Обратимся к воспоминаниям Г. Т. Рябова, опубликованным в 1989 году: «В воскресенье мы приехали с первым поездом и сразу же взялись за работу. Оставалось пробить десять-двенадцать шурфов и успокоиться. Первый — ничего. Второй — то же самое. Третий. Я постучал по трубе молотком и… глазам не поверил: на клеенке лежала спрессованная, черная как уголь, земля. Мы переглянулись. Кажется, здесь. Вскрыть решили квадрат полтора на полтора — на большее все равно не хватило бы сил. Сняли слой земли, в которой лопата уперлась во что-то жесткое, пружинящее. Хворост, ветки, хорошо сохранившиеся. Под ними снова земля — перемешанная, перекопанная, это отмечает мой напарник, профессионально перетирая ее между пальцев. На мгновение я остановился, чтобы перевести дыхание, и вдруг он крикнул сдавленно: “Железяка какая-то!” Это была тазовая кость черно-зеленого цвета. И сразу же пошли кости, кости, целые скелеты, черепа… Мы достали три — обгоревшие от кислоты, с пулевыми ударами, у кого в виске, у кого на темени. Еще через минуту мы нашли несколько осколков от керамической банки — вероятно, той самой, с серной кислотой. Скорее всего, эти банки бросали прямо на трупы и разбивали выстрелами. Земля в этой могиле была черного цвета. Пальцы там, в глубине, нащупывали все новые и новые скелеты»1.

Скелеты, имевшие характерные повреждения лежали друг на друге, фрагментов одежды заметно не было. Авдонин и Рябов изъяли три черепа.

 

Черепа из захоронения членов царской семьи и слуг, обнаруженные в раскопе под мостиком из шпал. 1 июня 1979 г. Из отчета Н. А. Авдонина о проведении археологических раскопок на месте захоронения царской семьи. Июнь 1979 г. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 30. Л. 18 об.

Черепа из захоронения членов царской семьи и слуг, обнаруженные в раскопе под мостиком из шпал. 1 июня 1979 г. Из отчета Н. А. Авдонина о проведении археологических раскопок на месте захоронения царской семьи. Июнь 1979 г. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 30. Л. 18 об.

И еще один очень важный момент из интервью А. Н. Авдонина: «Внутри одного мы увидели розового оттенка мозг. Как он там сохранился — уму непостижимо. Мы взяли череп, чтобы провести хоть какую-то экспертизу. Все обратно закопали — найденные пули, осколки от керамических сосудов, в которых большевики везли соляную кислоту для обливания трупов. Вечером заказали панихиду, выпили водки за упокой души последнего императора…»2

По результатам «тайной экспедиции» был составлен «Акт неофициального вскрытия захоронения останков царской семьи. 1 июня 1979 г.»: «Мы, нижеподписавшиеся сего числа с 10:00 до 15:00 местн[ого] времени, вскрыли место захоронения семьи Романовых и их людей, обнаружив на этом месте большое количество скелетов, расположенных в разных позах. Эти скелеты мы не пересчитывали, т. к. вскрытие было ограниченным по площади и по времени. Из разных участков вскрытия мы изъяли фрагменты этих костей, которые хороним на этом месте для доказательства этой акции и сведения потомков. Место захоронения находится неподалеку от этого места»3.

 

Акт неофициального вскрытия захоронения останков царской семьи. 1 июня 1979 г. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 36

Акт неофициального вскрытия захоронения останков царской семьи. 1 июня 1979 г. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 36

Место привели в первоначальный вид. Рябов увез черепа в Москву, где намеревался добиться их экспертизы, но, видимо, так и не решился и в 1980 году вернул черепа в захоронение. Десять лет после этого место захоронения было под контролем Авдонина. Велся специальный дневник, в котором отмечалось все, что делалось в окрестностях дороги. В 1989 году Г. Т. Рябов, нарушив договор о неразглашении тайны по отдельности из любых соображений, опубликовал в «Московских новостях» фотографию черепа и статью по поводу останков. В 1991 году А. Н. Авдонин обратился к главе администрации Свердловской области Э. Росселю.


Примечания


1. Рябов Г. «Принуждены вас расстрелять…» // Родина. 1989. № 5. С. 92.

2. Пашков А., Чепакин А., Хрупов Д. Эксперты утверждают: останки последнего императора найдены // Известия. 1992. 1 июля.

3. ГАРФ. Ф. 10130. Оп. 1. Д. 3. Л. 36.



07.08.2019

Возврат к списку