Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Стенгазеты Урала в годы Великой Отечественной


В фондах Государственного исторического музея Южного Урала хранятся оригиналы и фотокопии стенных газет. Хотя издания подобного типа не являлись периодическими по определению, советская пропагандистская система стремилась сделать их выход регулярным. В комментариях к Уставу ВКП(б) подчеркивалось: «Серьезным оружием в руках первичной партийной организации является печатная и стенные газеты. Они должны иметь ярко выраженный производственный характер, в основном посвящаться целям своего предприятия, учреждения»1.

Особую роль эти издания сыграли в годы Великой Отечественной войны. Именно стенная печать, не требующая серьезной полиграфической базы, а поэтому способная весьма оперативно откликаться на наиболее важные события, стала надежным способом доведения информации до широких кругов общественности. Все это было тем более актуально при наличии серьезного дефицита печатных изданий другого вида. Местные газеты полны сообщений о том, что в сельской местности стенгазеты заменяют периодику. Существовали требования по основному содержанию: «…в стенгазетах необходимо помещать статьи на темы, тесно связанные с положением предприятий, деятельностью организаций... Статьи должны быть краткими и доступными массовому читателю. Одновременно с выявлением недостатков необходимо выявлять и причины недостатков, давать предложения о способах устранения таковых, выявлять все новое и хорошее». А далее более конкретно: «...общие кампании должны освещаться в стенгазете в разрезе задач и интересов данного предприятия. Освещение революционных юбилеев должно по возможности связываться с жизнью предприятий, причем необходимо всячески избегать общеполитических обзоров и статей»2.

Партийное руководство уральских регионов в годы войны формулирует свои требования к содержанию стенной печати, во многом созвучные с установками вышестоящих инстанций: «Стенная печать... должна способствовать выполнению заказов фронта, воспитанию в советских людях чувства горячего патриотизма, беззаветной преданности Родине. Стенные газеты должны вскрывать недостатки работы, бороться за их устранение. Заметки в газетах должны быть действенны, конкретны, целеустремленны. Редактора газеты должны доводить до конца вопрос, поднятый стенкором в газете, и должны известить автора заметки о действии его статьи, чтобы не отбить охоту у человека в дальнейшем писать в газету». Существовали и конкретные нормативы выпуска изданий. Так, партийная организация сельсовета Сорочинского района Чкаловской области в 1944 году принимает решение издавать стенгазету при избе-читальне два раза в месяц: 10 и 25 числа, а Ачитский райком (Свердловская область) на период весеннего сева требует от колхозов выпуска стенгазет раз в неделю, боевых листков — ежедневно3.

На практике исполнять эти установки оказывалось не так и легко. Челябинский горком партии, устроив в 1942 году проверку работы изданий, обнаружил следующие недочеты: «Большинство просмотренных газет носят юбилейный характер, то есть выпущены к дню 24-й годовщины РККА, к дню 8 марта или к новому году и т. д. В этих газетах редколлегии считают, очевидно, неудобным говорить о недостатках производства, призывать к их устранению». Далее рассматривается конкретная стенгазета — «За советский абразив» (орган парткома, комитета ВЛКСМ и завкома Челябинского абразивного завода). Сообщается, что эта газета «выходит редко, от юбилея к юбилею, статьи в газете отвлеченные, с жизнью завода связаны мало... Газета, выпущенная ко дню РККА, занимает около 2 м в ширину и более 1 м в высоту. В таком пространстве помещено всего только 7 заметок, из них 2 стихотворения — перепечатки из газет. Но зато в газете имеется 16 вырезок из различных газет и журналов и целый ряд лозунгов».

Не всегда получалось и с оперативностью. Редактор районной газеты «Кочкарский рабочий» (Челябинская область) докладывает в вышестоящие инстанции: «Во время весенне-полевых работ стенгазеты смогут сыграть большую роль, и, поскольку наша районная газета выходит через день, то, по-моему, наши стенгазеты в колхозах, МТС и совхозах, какими они являются сейчас, т. е. с периодичностью раз в 10 дней, а кое-где и 2 раза в месяц, вряд ли могут принести много пользы, необходимо их перестраивать, чтобы были более оперативны».

Контролем над стенной печатью занимались сотрудники районных и городских газет, которые в течение года неоднократно обязаны были проводить с редакторами совещания и семинары, а на страницах местных изданий регулярно появлялись обзоры стенной печати, в которых, по замыслу партийного руководства, должен был обобщаться лучший опыт работы и вскрываться недостатки. Вот поручение, данное бюро Копейского горкома ВКП(б) редактору газеты «Копейский рабочий»: «Предложить... организовать и систематически проверять работу с редакторами и членами редколлегий стенных газет, добиваясь систематического повышения и не реже 1 раза в месяц давать обзор стенной печати в газете “Копейский рабочий”».

Стенгазеты издавались к определенным событиям, вписываясь в ту или иную политическую кампанию. Тогда их количество резко увеличивалось. В Курганской области 20 июня 1943 года прошел политдень на тему «Решающий момент Отечественной войны и задачи молодежи». К этому событию специально было издано 200 номеров стенгазет и боевых листков. Вообще же четкой периодичности выпуска стенгазет не существовало. Основная их масса соответствовала тем положениям, которые содержатся в отчете отдела пропаганды и агитации Советского райкома КПСС Челябинска, сообщавшего, что «стенгазеты на предприятиях и в учреждениях, как правило, выпускаются один-два раза в месяц. Несколько стенгазет выпускаются по типу “Ильичевки”, в которой материал меняется по мере необходимости»4.

Краткий анализ позволяет выделить различные варианты стенгазет региона. Помимо традиционных, ярко оформленных, с карикатурами и статьями, а нередко и со стихами на наиболее актуальные темы выходили так называемые «быстрые» газеты: написанные мелом на обыкновенной черной доске «молнии»; «световые газеты», изготавливаемые при помощи фотографий и лозунгов, помещенных в различного рода периодических изданиях и демонстрировавшиеся в кинотеатрах перед началом сеансов; витрины «В последний час», устанавливаемые прямо на рабочих местах; сатирические листки с соответствующими названиями («Подзатыльник», «Толкач», «Шпильки», «Кипяток» и т. п.).

Особое место занимали боевые листки, представлявшие собой лист бумаги, на котором помещался текст, написанный краской четкими буквами, при этом очень часто менялись цвет бумаги, краски, шрифт письма или расположение текста. Благодаря относительной простоте изготовления (хотя необходимые материалы оставались дефицитными на протяжении всей войны) они выходили три-четыре раза в неделю, а иногда и по два раза в сутки. Политуправление Южно-Уральской железной дороги в отчете обкому партии отметило работу по выпуску боевых листков на станции Шадринск (Курганская область). В качестве положительного примера приведен такой факт: «Дежурный по ст. Шадринск тов. Попов в ночь на 13 августа (1942 года.— А. Л.) отправил все поезда точно по графику. Утром по итогам работы вышла “Молния”, которая призывала: “Шадринские железнодорожники! Так же помогайте фронту, как тов. Попов!”».

Имели место и недостатки. На заседании политотдела Карталинского отделения ЮУЖД (Челябинская область) выяснилось следующее: «Агитатор тов. Косаковский, работающий в цехе среднего ремонта, заявил, что материалы в “боевых листках” разрешается печатать только положительные. Инструктор политотдела дороги... запретил помещать… критические заметки. Такая установка осталась и до сих пор». Не лучше обстояли дела и в Златоустовском политотделе. В докладной в обком партии сообщалось о том, что в начале 1942 года здесь выходило четырнадцать стенгазет и семь боевых листков, затем их число сократилось до двух. Причиной стало отсутствие руководства со стороны партийных комитетов: «...семинары редакторов стенных газет не были организованы, да и не пытались организовать. В результате, не получая должного руководства, редколлегии распадались и стенгазеты прекратили свое существование». Так, на вагонном участке перестали выходить две стенные газеты, в депо из шести газет выходила одна (боевой листок «Резец» в механическом цехе), да и то нерегулярно. Прекратила существование сатирическая газета «Шило», которая пользовалась большим успехом у читателей.

Вся эта неблагоприятная ситуация должна была быть исправлена в короткий срок, тем более что 2 июля 1942 года политуправление Наркомата путей сообщения приняло специальное постановление «Об улучшении агитационно-массовой работы на ЮУЖД в связи с введением летнего графика движения поездов и развитием Всесоюзного социалистического соревнования железнодорожников». Поэтому уже к концу августа количество стенгазет и боевых листков резко возросло (до 580 и 1014 выпусков соответственно). В Уфалейском отделении в июне вышли 21 стенгазета и 78 боевых листков, в августе — 24 стенные газеты и 111 боевых листков. В Курганском отделении количество боевых листков увеличилось с 112 до 304.

На селе появились так называемые сменные газеты. Обычно их печатали на пишущей машинке в количестве шесть-семь экземпляров с периодичностью раз в семь-десять дней. Помещались такие издания на самые людные места: при въездах в село, на площадях, в агитпунктах, сельсоветах, на полевых станах, в избах-читальнях или клубах. В Челябинской области использовались передвижные стенгазеты. Вот что писал по этому поводу журнал «Партийное строительство» в номере 20 за 1942 год: «Политотдел Митинской МТС... издает передвижную стенгазету для транспортных отрядов и комбайновых агрегатов. По заранее установленному маршруту стенгазету перевозят из одного колхоза в другой. За 2-3 дня передвижная газета успевает побывать во всех отрядах и возвращается в политотдел с заметками для следующего номера». В соседней Башкирии в 1944 году в период весенней посевной кампании 234 агитбригады выпустили более 8000 боевых листков.

В Кунашакском районе Челябинской области в 1943 году выходило 49 стенных газет в 36 колхозах с периодичностью два раза в месяц. В Чкаловской области в том же году вышло специальное решение Сорочинского райкома партии «обязать секретаря партийной организации, руководителя агитколлектива и избача колхоза “Красный артиллерист” Николаевского сельсовета не менее 2 раз в месяц выпускать стенную газету». Только по Чкаловской области в периоды сельскохозяйственных работ 1942–1945 годов было подготовлено 190 тысяч подобного рода изданий, за один 1942 год в 60 колхозах и машинно-тракторных станциях — около 5 тысяч, на места по распоряжению обкома от 5 февраля отправлено 54 тысяч макетов боевых листков.

Стенгазеты были широко распространены в учебных заведениях. Нязепетровский район Челябинской области в 1942 году отчитался о существовании 37 школьных стенгазет. В Куртамышском сельскохозяйственном техникуме Курганской области в 1944/45 учебном году было выпущено 14 номеров стенгазеты «Агроном» и 8 боевых листков. В Киевском медицинском институте, эвакуированном в Челябинск, в 1943 году выпускалось 14 стенных газет и 9 боевых листков5.

Стенная печать была четко встроена в иерархическую структуру газет различных типов. Главной ее задачей стала компенсация сокращения числа периодических изданий. В тяжелейших условиях войны стенгазеты, как часть агитационно-пропагандистской машины, формировали уверенность в преимуществе существовавшего политического строя, вселяли надежду на победу.



Примечания

 

1. Устав ВКП(б). Первичные партийные организации // Парт. строительство. 1941. № 7. С. 50.

2. О стенных газетах: Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) от 1 февраля 1924 г. // Решения партии о печати. М., 1941. С. 80.

3. Здесь и далее используются материалы Центра документации новейшей истории Оренбургской области, Центра документации общественных организаций Свердловской области, Объединенного государственного архива Челябинской области, Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан.

4. Дементьев Б. П. Идеологическая работа партийных организаций Урала в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). Свердловск, 1990. С. 17.

5. Сидорова Н. В. Идейно-воспитательная работа коллективов сельскохозяйственных учебных заведений Южного Урала (1941–1945) // Общественно-политическая жизнь Урала в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Челябинск, 1988. С. 66.




26.06.2019

Возврат к списку