Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Линогравюры А. П. Сабурова и их реставрация


В 2018 году исполнится сто лет комсомолу, появившемуся в годы Гражданской войны. События того времени, его участники и герои не оставались без внимания в изобразительном искусстве и были ярко отражены в творчестве многих художников, графиков, скульпторов. Одним из таких живописцев был художник-график, член Союза художников СССР, заслуженный работник культуры РСФСР А. П. Сабуров (1905–1983). Творческое наследие Александра Сабурова многообразно, но преобладает в нем историко-революционная тематика, воплощенная преимущественно в жанре портрета и плаката, в технике линогравюры1. Это серии портретов «Большевики Южного Урала», портреты Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда.

В собрании Государственного исторического музея Южного Урала хранится серия портретов «Орлята Южного Урала», выполненная А. П. Сабуровым в 1968 году. На основе документальных материалов художник воссоздал образы первых комсомольцев — героев Гражданской войны на Южном Урале. Серия состоит из 11 листов-линогравюр (57,5´42 см каждый), выполненных в два цвета (черный, красный). Составившие большую портретную галерею произведения объединены композиционно и стилистически. Работы отличаются точностью и ясностью форм, лаконичностью, сдержанностью, четкостью линий. В то же время конкретность и немногословность изобразительного языка сочетаются здесь с глубоким внутренним напряжением. Эмоциональное звучание образов усиливается противопоставлением совсем еще юных, но волевых и решительных лиц героев.

Первый лист серии — титульный. Крупным планом — стилизованное изображение знамени в виде надписи в три строки большими печатными буквами «ОРЛЯТА ЮЖНОГО УРАЛА» и древка в виде штыка винтовки. У основания древка — два цветка гвоздики. На остальных десяти листах — 12 портретов, два из них групповые. Это портреты Виктора Геппа, Василия Грачева, Александра Фоминых и Константина Монакова, Федора Горелова, Анастасии Собакиной и Александра Горшкова, Ивана Ипатова, Якова Дубровина, Натальи Аргентовской, Константина Данилова, Николая Швейкина. Несмотря на лаконичность, немногословность художественного языка, изображения «Орлят Южного Урала» имеют ясное портретное сходство с сохранившимися до наших дней фотографиями героев.

123.jpg

Виктор Гепп. Фотография

1233.jpg

Линогравюра «Виктор Гепп» (ОФ-2564/10) после реставрации

В последние годы жизни А. П. Сабуров написал мемуары, которые были переданы самим художником сотрудникам Челябинского музея изобразительных искусств. В мемуарах есть несколько строк о серии «Орлята Южного Урала»: «По возрасту я давно уже немолод и не комсомолец, но в своей творческой деятельности, как и ранее, работаю над комсомольской тематикой. …после трех лет поисков и изучения архивных материалов создал серию линогравюр о первых комсомольцах Челябинской области “Орлята Южного Урала”. Эта серия и другие мои работы экспонировались на выставке в вагоне агитпоезда обкома ВЛКСМ “Комсомольский пропагандист” в 1970-е годы. За эту работу обком ВЛКСМ вручил мне Почетную грамоту и удостоверение ветерана комсомола. Кроме того, по его заказу печатники типографии напечатали 80 комплектов серии для райкомов и институтов области, а “Комсомольская правда” опубликовала фотоснимок автора на фоне его серии линогравюр…»2

Герои серии А. П. Сабурова «Орлята…» были первыми южноуральскими комсомольцами и, несмотря на свой юный возраст, активными и непримиримыми борцами за новую советскую власть. Первые организации коммунистически настроенной молодежи на Южном Урале появились еще до Октябрьской революции. В 1915–1916 годах на заводах Усть-Катава, Миньяра, Сима, Златоуста, Уфалея действовали «десятки» — небольшие по численности и организационно еще не связанные между собой группы молодых рабочих. Они занимались культурно-просветительской работой, постепенно втягиваясь в политическую борьбу. 27 июля 1917 года молодые рабочие Миньярского завода первыми на Южном Урале создали юношескую организацию, коммунистическую по характеру и составу рядов3. Комсомол Южного Урала организационно оформился только после освобождения нашего края от белогвардейцев и восстановления здесь советской власти летом 1919 года. До этого члены союзов рабочей и крестьянской молодежи действовали в условиях глубокого подполья. За принадлежность к комсомолу многие поплатились жизнью.

О некоторых героях-комсомольцах с линогравюр А. П. Сабурова известно совсем немного, о других можно рассказать более подробно.

Виктор Гепп родился в 1902 году. Поступил учиться в среднее механико-техническое училище в Златоусте. В 1914 году стал активным членом политического кружка, который был создан в училище. В 16 лет Виктор вступил в ряды РКП(б), был одним из организаторов Союза социалистической молодежи Златоуста, секретарем подпольной организации большевиков. После взятия Златоуста белыми в июне 1918 года вместе с другими активными членами союза остался в тылу. Подпольная молодежная организация соблюдала самые строгие правила конспирации: была поделена на десятки, каждый ее член знал только товарищей по десятке и никого больше, связь с большевиками осуществлялась через Виктора Геппа.

Большевистское подполье в Златоусте возглавлял опытный человек, в прошлом профессиональный революционер И. В. Теплоухов, направленный на Урал Центральным комитетом партии. Гепп же был секретарем организации. По ночам на квартире у Теплоухова, официально работавшего писарем в городской управе, печатались нелегальные газеты и листовки. Шрифт, бумагу, краски для этого доставал Виктор Гепп. За ночь удавалось отпечатать от 100 до 200 галет и листовок. В мае 1919 года подпольная организация была раскрыта. В руки белых попали все ее активисты, в том числе и Гепп. Во время допросов, которые продолжались полтора месяца, арестованных жестоко пытали. Тем не менее они никого не выдали. Сохранились письма В. Геппа, посланные из тюрьмы к родным. Они полны бодрости и мужества: «…по моему мнению, мне может быть лишь два приговора: каторга или, что я все же не жду,— расстрел. Как к тому, так и к другому отношусь хладнокровно, ибо чувствую себя правым перед совестью, а ведь это самое главное»4. Накануне отступления из Златоуста 30 июня 1919 года колчаковцы расстреляли всех заключенных. Виктор Гепп был похоронен в братской могиле в городском саду. Сегодня в Златоусте есть школа, улица и музей имени В. Геппа.

Федя Горелов родился 1 мая 1901 года в Миассе. Окончил начальную школу, три класса ремесленного училища. С лета 1915-го работал на мельнице Дунаева, а затем на напилочном заводе. Октябрьскую революцию принял сразу и вместе со старшими товарищами в январе 1918 года участвовал в мирном установлении в Миассе советской власти, в феврале вступил в отряд Красной гвардии, нес службу по охране города — посты тогда выставлялись в особо важных городских учреждениях: казначействе, торгово-промышленном банке и др. В мае 1918 года отряд оправился на помощь златоустовским рабочим для подавления выступившего против советской власти Чехословацкого корпуса. Троих членов Союза молодежи, в том числе и Федю Горелова, «красногвардейских сыновей», как их прозвали в отряде, командир Т. Якубайтис решил взять с собой.

В Златоусте отряд только частично выполнил боевую задачу, когда получил сообщение о контрреволюционном перевороте в Миассе. На обратном пути в Миасс отряд Якубайтиса попал в засаду у горы Моховой. Это было 1 июня (по другим данным, 31 мая). Небольшая часть гвардейцев осталась прикрывать отход отряда и погибла. Только один Федя Горелов продолжал отстреливаться, сдерживая целую роту чехов и казаков. Таким образом, он дал возможность спастись своим товарищам, сам же был захвачен в плен чехами и казнен на подходе к городу на глазах у местных обывателей. До сих пор не ясны до конца обстоятельства, предшествовавшие гибели Феди Горелова, неизвестны имена тех, кто его казнил. Называют то одного из подручных местного кулака Дунаева, то белогвардейского офицера, который требовал у юноши отречься от советской власти, а Федя якобы только плюнул ему в лицо, потому и был немедленно повешен.

В энциклопедическом словаре «Миасс», выпущенном издательством «Геотур» в 2003 году, написано, что Федя Горелов казнен взводом чехов за грубость обращения с конвоем, угрозы отомстить за убитых в бою товарищей. Другая версия изложена местным писателем В. Р. Гравишкисом в книге «Гвардии Красной сын», изданной в 1958 году к 40-летию комсомола. Он долгое время изучал все обстоятельства жизни и подвига юного героя и пришел к выводу, что казнили Федю местные богачи за то, что он участвовал в изъятии ценностей у своего бывшего хозяина Дунаева5. Именем Феди Горелова названы улицы, школы в Челябинске и Миассе, в советское время его именем были названы пионерские отряды и дружины, пионерские лагеря, пик на Памире. В родном городе Феде Горелову установлено два памятника — на месте гибели и на станции Миасс-2. В советское время в Миассе ежегодно 31 мая горком комсомола проводил легкоатлетическую эстафету на приз Феди Горелова. Эстафета состояла из 17 этапов — до места его казни и обратно. Каждый этап символизировал прожитый год недолгой жизни юноши.

Анастасия Собакина и Александр Горшков, изображенные вместе на одной из линогравюр серии «Орлята Южного Урала», являлись членами первой комсомольской организации Копейска, оба активно боролись за установление советской власти, а также участвовали в подпольной деятельности в период Гражданской войны. Александр Горшков, до революции весельчак, поэт и гармонист, был известен под именем Ленька. В мае 1917 года, вернувшись в Копейск с фронта Первой мировой войны, начал создавать вокруг себя ядро преданной делу революции молодежи. Ребята проводили читки газет, большевистских брошюр и листовок, собирали шахтеров на собрания, разучивали революционные песни. После того как встал вопрос о вооруженном восстании и появился первый красногвардейский отряд, Александр Горшков, бывший унтер-офицер, возглавил взвод в отряде И. А. Рожинцева. На первомайском митинге 1918 года А. Горшков был одним из инициаторов учреждения ССРМ города Копейска. Когда копи захватили белочехи и начались карательные операции, члены ССРМ перешли на нелегальное положение и постоянно давали понять, что хозяевами положения все равно являются шахтеры. Так, комсомольцы бросили бомбу в зал, где находились белочехи, распространяли листовки, насыпали в буксы вагонов с боеприпасами песок, в результате чего возник пожар и были уничтожены снаряды. Также «маленькие большевики», как называли белогвардейцы комсомольцев, пустили под откос воинский эшелон с белыми, взорвали самодельными бомбами шахту и подожгли копер6.

Анастасия Собакина вступила в ССРМ в 1918 году и сразу же по заданию ячейки устроилась в штаб белогвардейцев уборщицей. Вместе с телефонисткой Леной Овечкиной распространяла в чешских казармах листовки, выуживала у солдат и офицеров сведения для подпольного комитета7. Накануне 7 ноября 1918 года вместе с товарищами А. Горшковым, И. Петряковым, С. Семеновым водрузила над копром шахты «Александр», совсем недалеко от белогвардейского штаба, красное знамя. Тысячу рублей обещали в награду тому, кто снимет символ революции. Но все попытки оказались тщетными: за ночь крыша обледенела, и забраться по ней к знамени было просто невозможно8. После Гражданской войны Анастасия Собакина активно участвовала в восстановлении Челябкопей, организовала детский дом и женсовет, участвовала в работе других общественных организаций. В 1930-е годы в ее честь шахту, где она работала, переименовали в «Красную горнячку».

О подвиге Насти Собакиной напоминает мемориальная стена в шахтоуправлении «Красной горнячки», оформленная художником В. Т. Слесаревым. Стена выполнена с использованием чеканки, инкрустации по дереву, живописи. В центре ее — большое чеканное панно с изображением горнячки с флагом в руке. Интересно отметить, что художник В. Т. Слесарев — родной внук А. Собакиной. На «Красной горнячке» до выхода на заслуженный отдых работали его дед, отец и дядя9.

Серия портретов первых комсомольцев «Орлята Южного Урала» поступила в собрание музея в 1968 году, то есть в год создания ее А. П. Сабуровым. С большой долей вероятности можно сказать, что перед этим работы экспонировались на выставке, для чего были одинаково монтированы (возможно, даже самим автором), и в этой монтировке были переданы в музей.

Каждая линогравюра выполнена на листе плотной, толстой, слегка шероховатой белой бумаги и приклеена оборотной стороной к подложке из толстого картона низкого качества темно-бурого цвета, обтянутого по краям полосками серого ледерина. По верхнему краю оборотной стороны подложки — крепление для экспонирования произведения на стене: петелька из хлопчатобумажной ленты, приклеенная двумя концами к картону прямоугольными фрагментами бумаги. На лицевой стороне произведения по нижнему полю под изображением — авторские надписи графитным карандашом: слева — название линогравюры (например, «Наташа Аргентовская»), справа — «А. Сабуров 68».

В ходе плановых осмотров фонда «Художественные коллекции» автором статьи совместно с хранителем И. С. Ивлиевой была выявлена неудовлетворительная сохранность серии линогравюр. Вследствие дублирования произведений картоном наблюдались сильная общая волнообразная деформация, коробление листов, многочисленные вздутия, «вспучивания», пузыри бумаги-основы в местах неравномерного нанесения клея. Длительное соприкосновение бумажной основы произведения с картонной подложкой, содержащей в своем составе в большом количестве древесную массу, и дублирование его с использованием клея привели к неравномерному значительному пожелтению бумаги-основы линогравюры и образованию множественных (иногда занимающих до половины поверхности) сквозных бурых пятен разной интенсивности и размера. Поверхность линогравюр была значительно запылена, на некоторых наблюдались водные затеки бурого цвета, а также затеки ярко-розового цвета.

Дублирование линогравюр картоном низкого качества с помощью клея способствовало ухудшению физико-химического состояния бумажной основы. Поэтому необходимо было провести раздублирование, устранить негативные факторы разрушения, восстановить экспозиционный вид произведений. Так как все листы серии имели однотипные физико-химические повреждения, целесообразно было разработать общую методику их реставрации, что и было осуществлено во время стажировки в мастерской реставрации графических произведений Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И. Э. Грабаря в сентябре 2011 года.

За время стажировки была отреставрирована линогравюра «Яков Дубровин» (ОФ-2564/13). На первом этапе проведена механическая чистка произведения с лицевой стороны, по полям и свободным от изображения местам, резиновой крошкой, ластиком, скальпелем. В результате были удалены поверхностные загрязнения и запыление. Затем дублировочный картон был максимально послойно утончен при помощи остро заточенного скальпеля. Лабораторные исследования показали, что при дублировке использовался водорастворимый клей растительного происхождения (ржаной). Это позволило полностью удалить картонную подложку с помощью увлажнения дистиллированной водой. Остатки клея с оборотной стороны линогравюры тщательно удалены скальпелем, ватно-марлевыми тампонами, греческой губкой. Таким образом, раздублирование было совмещено с промывкой произведения от желтизны и продуктов деструкции.

После реставрационных операций бурые пятна и затеки были ослаблены, тем не менее они значительно искажали экспозиционный вид, мешали целостному восприятию произведения. Так как в составе бумажной основы линогравюры не содержалось древесной массы, общая химическая обработка была проведена с использованием водных растворов хлорамина Б и уксусной кислоты. Стойкие бурые пятна и ярко-розовые затеки были обработаны теми же растворами, но более сильной концентрации, или водными растворами марганцево-кислого калия и щавелевой кислоты. Затем произведение было тщательно промыто проточной водой на подложке из вискозной бумаги. Восполнена проклейка бумажной основы. Срывы фактуры с оборотной стороны произведения восполнены методом ручного долива бумажной массы, близкой по цвету и качеству к бумаге оригинала. Деформация листа устранена прессованием.

С использованием описанной методики в 2011–2014 годах была проведена реставрация еще десяти листов из серии линогравюр «Орлята Южного Урала». Линогравюры были раздублированы, с их поверхности удалены многочисленные бурые пятна и затеки, розовые затеки удалены или значительно ослаблены, благодаря чему выровнялся тон бумаги-основы, устранены механические повреждения. Благодаря реставрации остановлены и нейтрализованы разрушающие произведения факторы, удалены последствия их негативного воздействия. Предметам возвращен экспозиционный вид.




Примечания

1. Сабуров Александр Порфирьевич (1905–1983): 110 лет со дня рождения [Электронный ресурс] // Челябоведение : сайт. URL: http://kray.chelib.ru/index.php/news/295-saburov-aleksandr-porfirevich-1905-1983-110-let-so-dnya-roz...

2. Мемуары А. П. Сабурова. Публикация Г. С. Трифоновой. // Челябинск неизвестный. Вып. 4. Челябинск, 2008. С. 558.

3. Комсомол — моя судьба: 90-летию Челябинской областной комсомольской организации посвящается. Челябинск, 2008. С. 20.

4. Там же. С. 33–34.

5. Цит. по: Рабченок Л. Федя Горелов. Уральский «Орленок» [Электронный ресурс]. URL: http://komsomol74.ru/2017/03/13/федя-горелов-уральский-орленок/

6. Комсомол — моя судьба… С. 37–38.

7. Рабченок Л. Настя Собакина (Лысикова). В ее честь шахту в Копейске назвали «Красная горнячка». По материалам книги «Координаты подвига» [Электронный ресурс]. URL: http://komsomol74.ru/2017/03/14/настя-собакина-лысикова-в-ее-честь-ша/

8. Комсомол — моя судьба… С. 37.

9. Летопись шахты «Красная горнячка» [Электронный ресурс] // Поселок Горняк : сайт. URL: http://горняк74.рф/archives/8232




16.05.2018

Возврат к списку