Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

«Ликбез» и красная косынка


В год 100-летия революции можно подвести итоги за прошедший период. Что стало с гражданами отдельно взятой страны, где мечта о Свободе, Равенстве и Братстве должна была осуществиться наяву? Данная статья посвящена участию женщин Южного Урала в строительстве нового социалистического государства, становлению равноправия в нашей стране. Эта проблема представляла интерес как для советских, так и постсоветских исследователей1, многие ее аспекты раскрыты в исследовании М.И. Мирошниченко2. В рамках статьи нет возможности отразить все стороны решения женского вопроса в нашей стране. Здесь дается обзор имеющихся на данный момент в коллекции Государственного исторического музея Южного Урала фотографий, наиболее ярко отражающих деятельность женщин в общественной жизни и на производстве. Использованы выписки из подшивок местных газет «Советская правда» и «Степная коммуна» за 1919 и 1920 годы из библиотеки музея.

Наибольший интерес представляют персональные комплексы материалов четырёх человек - Обуховой Ю.Н., Тычкиной А.Е., Иовлевой З.И., Островской А.П. Эти женщины работали в разных сферах производства, занимались разными видами общественной деятельности, жили в разных городах губернии, что позволяет рассмотреть широкий спектр изменений в уральском обществе. Фотографии отражают новые явления в жизни Советской республики, такие как «женотдел», «делегатка», «ликбез», «женщина-милиционер», «живгазета», «Синяя блуза», «юнгштурм» и др. Кроме цельных персональных комплексов, тему женского участия в строительстве социализма отражают отдельные фотографии и документы Бочкарёвой А.Е., Слепенковой Е.Д., Федоровой А.К.

Участие женщины в государственном управлении было идеологической установкой партии большевиков, в соответствии с которой равенство мужчин и женщин в экономической, политической и социальной сферах жизни олицетворяло победу социалистической демократии. Каждую субботу газета «Советская правда» выпускает «Страничку женщины-работницы». 3 июля 1920 года появляется заметка «Работницы! Все на борьбу с трудовым дезертирством!». В другой заметке сообщается, что в Троицком уезде отделу работниц поручено провести своими силами кружечный сбор помощи Западному фронту. В Кургане, в отделе народного образования удалось за короткий срок организовать ясли для грудных детей. Работницы в детском приюте шьют детям платье и бельё, участвуют в огородных работах.

В газете от 10 июля 1920 года информация о важном событии в станице Кундравинской: «на собрание делегаток пришли в числе других женщины-казачки». 7 октября 1920 года в рубрике «Уголок работницы» сообщается: «15 сентября в Полетаевском районе состоялось первое совещание волостных организаторов по работе среди женщин. Дружным пением Интернационала закончилось совещание, и бодрыми, уже более уверенными в своих силах разъехались организаторши-крестьянки работать среди своих сестёр по глухим деревням, призывая их вставать в ряды строителей новой, светлой и счастливой жизни для всех трудящихся!».

Конкретным шагом по привлечению женщин в органы власти стало создание Женотделов. В местной прессе начинается работа по вовлечению женщин в общественную жизнь. Газета «Степная коммуна» от 27 августа 1919 года на первой полосе размещает лозунг-призыв: «Шире дорогу женщине-пролетарке! Да здравствует революционная работница!» На стр. 2 напечатана «Инструкция для бюро работниц при комитетах Р.К.П.(большевиков) по привлечению работниц к практической работе в советских учреждениях»: «особенно в тех отделах, где она больше всего соприкасается в своей жизни: отделы Соц. Обеспеч., Труда, Питания и просвещения».

Работа женотделов в Челябинске и губернии достаточно полно отражена в коллекции фотографий, переданных музею 25.03.1959 года Обуховой Юлией Николаевной, заведующей городским женотделом. Ю.Н.Обухова была весьма харизматичной личностью, обладала теми качествами, которые сделали её лидером в среде женщин, на первых порах встречающих сопротивление мужской части населения.

Пропаганда отношения к женщине как к товарищу; преобладание маскулинности в визуальном образе «новой женщины» привели к возникновению типажа таких женщин, как Юлия Николаевна: короткая стрижка, крупные черты лица, волевой взгляд, предметы мужского гардероба (мужская кепка, кожаная куртка). На фотографии «Редколлегия делегатского собрания при ГКК ВКП(б). 1927 г. Челябинск» Обухова запечатлена с папироской.

Апанасенко А.Х. Редколлегия делегатского собрания при ГКК ВКП(б). 1927 г.

Апанасенко А.Х. Редколлегия делегатского собрания при ГКК ВКП(б). 1927 г. (ЧОКМ ОФ-1652/21, Ф-6981).

Названия фотографий говорят о направлениях работы женотделов: «Совещание актива женщин по вопросу «О работе в деревне», «Книгоноши, распространители литературы среди работниц и жен рабочих», «Актив женщин в борьбе с беспризорностью на ст. Челябинск», «Экскурсия женщин железнодорожного транспорта в Митрофановский совхоз» и др.

На оборотной стороне некоторых фото имеются надписи, сделанные рукой Обуховой в 1920-е годы. Слова она писала с грамматическими ошибками, неровным почерком, что свидетельствует о низком уровне образования женщины, возглавлявшей городской женотдел. В этом нет ничего удивительного. По переписи 1920 г., на Урале (в пределах территорий, вошедших в 1923 г. в Уральскую обл.) из проживавших в крае 3558255 женщин грамотными были всего 20,3%. Приведем несколько подписей к фотографиям: «2/VI 1924 г. В пращяльный ден. на вечную памет. В. отезд Бароткиной Орлова зав.ж.от. сестры делигатки И.Орлова И. Шумкин Обухова харошыя друзя (СССР)»; «канфиренция женщин по вопросу каприрования»; «Группа женщин железнодорожниц по борбе с детскай без призорностю на станции челябин 1925-26»; «Редкалегия при длеготском сабрани при ГКК вкп(б). 1927 г.».

Введение юридического равноправия женщин повлекло распространение на них общегражданских обязанностей (трудовой повинности в эпоху «военного коммунизма», уплаты налогов). В развитие постановления СНК от 30 октября 1920 г. в порядке трудовой повинности к обязательной пошивке белья для Красной Армии привлекались горожанки в возрасте от 16 до 45 лет. Тех, кто уклонялся от повинности, клеймили позором. Газета «Советская правда» постоянно публикует статьи о борьбе с трудовым дезертирством. Постепенно в обществе складывался новый лексикон: «женотделовка», «отраб» (отдел работниц), «матмладенчество» или «охматмлад», «охрматмлад» (охрана материнства и младенчества), «женраб» (работница среди женщин), делегатка, «выдвиженка».

Летом 1920 г. в Челябинской губернской милиции было принято «Временное положение о приеме на службу женщин в советскую милицию по Челябинской губернии». Согласно этому документу, женщины, как и лица мужского пола, поступая на службу в Рабоче-крестьянскую милицию, давали обязательство прослужить не менее 6 месяцев; при несении службы они обязаны были носить форменную одежду, иметь при себе личное оружие. Однако круг должностей, которые они могли занимать, в основном ограничивался вспомогательными подразделениями. В наш музей поступили материалы женщины-милиционера 1920-х годов Тычкиной А.Е. Пожалуй, самым впечатляющим является её портрет с сыном.

Накоскина-Тычкина Анна Егоровна, начальник команды милиции на кожзаводе им.Зеленского в г.Фрунзе, с сыном Валерием. 1929 год.

Накоскина-Тычкина Анна Егоровна, начальник команды милиции на кожзаводе им.Зеленского в г.Фрунзе, с сыном Валерием. 1929 год. (ЧОКМ ОФ-2571/36, Ф-10493)

Выбор профессии А.Е. Тычкиной объясняется её трагической судьбой, похожей на судьбы многих женщин начала ХХ века. Со слов самой А.Е. Тычкиной в акте приёма рукой сотрудника музея Е.С. Малышко записана краткая биографическая справка. «Тычкина Анна Егоровна (урожденная Накоскина) 1895 г.р. 1.09, место рождения с.Дуван, ныне Башкортостан, русская, замужем с 1919 года. В 1914-1918 гг. работала на Златоустовском металлургическом заводе рабочей кладовой. Приветствуя февральскую революцию, ходила с красной лентой через плечо с подписью «Долой царя! Да здравствует Свобода!». В 1918 году после белочешского переворота за ношение этой ленты и участие в красногвардейском отряде была арестована и привезена в Челябинск.

В здании вокзала был карательный отряд, офицер которого стал допрашивать А.Е. Накоскину, выпытывал об арестованных рабочих. Анна Егоровна плюнула ему в лицо. Офицер разбил ей голову рукояткой нагана, и сбросил её с лестницы. Рабочие-железнодорожники подобрали А.Е. и отвезли в больницу. В годы гражданской войны погибли её четыре брата-красногвардейца – Михаил, Пётр, Иван, Николай, и дядя Накоскин Роман Захарович, коммунист, председатель ревкома в Дуванском районе. Михаил, коммунист, был убит вилами и лопатами на крыльце дома; Пётр, Иван и Николай живыми зарыты в землю; дядя зарублен на работе в ревкоме. В с. Дуван на памятнике написаны их имена. А.Е. с 1926 г. работала милиционером в г. Челябинске. В 1927-1928 гг. была депутатом Челябинского горсовета. В 1929 г. выехала во Фрунзе, где разоблачила офицера, избивавшего её в 1919 году (он работал начальником уголовного розыска г.Фрунзе, его фамилия – Мей).

Некоторые молодые женщины с энтузиазмом восприняли возможность участия в общественной жизни, карьерного роста, достижения успеха в жизни. Примером успеха является биография нашей землячки Иовлевой Зои Ивановны (1902-1975), бывшей чекистки, впоследствии работавшей с трудными подростками. Архив был сдан её сыном Порсиным Дмитрием Петровичем 5 октября 1982 года. З.И. Иовлева работала в Челябинской ЧК, училась в Магнитогорском пединституте, одна из первых студенток, работала в продработе, ликвидации неграмотности. В комплекс её документов входят: копия справки о работе в Челябинской ЧК, удостоверение о работе Иовлевой в должности инструктора ликбеза, справка о мобилизации на продработу, удостоверение о назначении Иовлевой воспитательницей детдома, членский билет Сов. Общества Красного креста, членский билет ДОСААФ.

В коллекции фотографий Иовлевой можно выделить несколько аттрактивных снимков, передающих атмосферу энтузиазма и энергии молодых женщин в 1920-е годы, это практически праздник строительства новой жизни. Большой интерес представляет фотография «Курсы ликвидации неграмотности. 1925-1928 гг. г. Шадринск».

Курсы ликвидации неграмотности. 1925-1928 гг. г. Шадринск.

Курсы ликвидации неграмотности. 1925-1928 гг. г. Шадринск. (ЧОКМ ОФ-5224/6, Ф-8555)

З.И. Иовлевой принадлежали и другие фотографии, отражающие новые веяния в жизни молодых женщин: «Совещание учителей г. Камышлова Уральской области, 1931-1932 уч. год», «Областные курсы педагогов-продвиженцев ФЗС и ШКМ. Группа словесников. г. Свердловск», «Организационное бюро, ревизионная комиссия и технические служащие столовой трудартели в селе Мишкино» (на снимке молодая Зоя Иовлева выделяется модной одеждой среди женщин- крестьянок).

Участие женщин в возведении промышленных гигантов Урала отражено на снимках со строительства ЧГРЭС, ММК, Саткинского завода «Магнезит», жилищного строительства в годы первых пятилеток. На фотографиях видно, какую работу выполняли женщины, каков национальный состав женщин-работниц, какими были условия работы женщин на производстве. Приведу несколько примеров, где запечатлены женщины строители ЧГРЭС: «Митинг при закладке ЧГРЭС в 1927 году». «Работницы 1-го строительного района строительства ЧГРЭС №1. 20.03.1930 г.», «Ударная комсомольская молодежная бригада имени XXI МЮДа. Электроотдел ЧГРЭС».

Работницы 1-го строительного района строительства ЧГРЭС №1. 20.03.1930 г.

Работницы 1-го строительного района строительства ЧГРЭС №1. 20.03.1930 г. (ЧОКМ ОФ-2745/14, Ф-10708)

Приметой нового времени стала красная косынка – символ освобождения женщины, теперь её надвигали на лоб и завязывали на затылке, а не под подбородком, как это было традиционно принято раньше. Женщины носили красные косынки не только на стройках, но и дома. Тяжелый, неквалифицированный труд женщин в годы первых пятилеток отражен на многих снимках, в основном это была погрузка руды, угля, раствора: «Погрузка руды. Пос. Сатка. 1920-е гг.», «Строительство школы №6. 1933-1936 гг. пос. Верхний Уфалей», «Строительство дробильно-брикетного отделения сушильного цеха. 1932 г., пос. Верхний Уфалей».

Погрузка угля. 1920-е годы, пос. Сатка

Погрузка угля. 1920-е годы, пос. Сатка (ЧГКМ ОФ-6843/45, Ф-423)

Изменения, протекавшие в ходе осуществления культурной революции, развитие средств массовой информации, придание ряду досуговых форм (художественной самодеятельности, физкультурным занятиям и т.п.) статуса пропагандистско-идеологической работы – всё это предопределило активное обращение женщин к деятельности в сфере художественной культуры, физкультуры и спорта. Особое значение имеют фотографии Островской (Жемковой) Александры Петровны, комсомолки 20-30-х годов, проживающей в Челябинске, ранее работавшей на Златоустовском машиностроительном заводе в бригаде первых ударников В. Симонова. По воспоминаниям, все вечера она проводила в Рабочем клубе, была членом струнного оркестра, выступала в живгазете. Фотографии поступили в музей 12 мая 1971 года. В акте приёма с её слов записана «речёвка» тех времён:

   «Мы синеблузники,

    Мы-профсоюзники,

    Долой кухня!

    Долой лоханка!

    Я не баба,

    Я – гражданка!»

Большой интерес для исследователей представляет фото «Островская А.П. в форме юнгштурма. 1929 г., г. Златоуст».

Островская А.П. в форме юнгштурма. 1929 г., г. Златоуст

Островская А.П. в форме юнгштурма. 1929 г., г. Златоуст (ЧОКМ ОФ-2972/1, Ф-14263)

На основе «юнгштурмовки» была разработана единая форма для комсомольцев. Мужские гимнастерки, перекочевавшие в женский гардероб, подчеркивали равноправие между советской женщиной и советским мужчиной. Обувь, мужскую и женскую, составляли сапоги, ботинки, парусиновые тапочки, резиновые боты. Комсомольцы надевали на себя «юнгштурмовку», представлявшую собой гимнастерку или куртку различных оттенков зеленого цвета, с отложным воротником и накладными карманами, носившуюся с ремнем и портупеей, и фуражкой на голове. Девушки надевали юнгштурмовки с прямой юбкой тёмного цвета.

Аскетичность пролетарского костюма в 1918 – 1921 годах была обусловлена не только мировоззрением, отрицающим все, что было связано со «старым миром», но и тяжелейшими экономическими условиями, разрухой, гражданской войной, последовавшими за революцией и политикой военного коммунизма. Вещи шили из холста, грубого полотна, бязи, солдатского сукна, байки, бумазеи, грубой шерсти. На следующей фотографии мы видим комсомольцев, одетых по предписанию ЦК комсомола в форму «юнгштурм».

«Живая газета», 1927 г., г. Миасс

«Живая газета», 1927 г., г. Миасс (ЧОКМ ОФ-5915/107, Ф-8973)

В 1920-1930-х гг. на основе «живой газеты» в СССР возник жанр агитационных театрально-эстрадных представлений «Синяя блуза». Работа синеблузников отражена на многих снимках, имеющихся в нашем музее, в том числе и из комплекса материалов от Заславской М.Я. Мария Яковлевна Заславская родилась в 1903 г., была участницей «Синей блузы» в середине-конце 1920-х годов; работала начальником Кировского райкартбюро г. Челябинска, инспектором отдела кадров и спецотдела Челябинского завода шлифизделий. Первое фото от неё - «Коллектив «Синей блузы» при межрабклубе. 20/VII -1925 г., г. Самара».

Коллектив «Синей блузы» при межрабклубе.

Коллектив «Синей блузы» при межрабклубе. (ЧОКМ ОФ-5052/69, Ф-11423)

Наряду с художественной самодеятельностью среди молодых людей набирает популярность физкультура. Поскольку женщины воспринимались как дополнительный ресурс боевой силы, модель нового женского поведения носила черты военизированности. Учителя и медработники были обязаны заниматься спортом и военной подготовкой. С этой точки зрения большой интерес представляет снимок «Женская команда физкультурного кружка межсоюзников. Катав-Ивановск.1927 г.».

Женская команда физкультурного кружка межсоюзников. 1927 г., Катав-Ивановск»

Женская команда физкультурного кружка межсоюзников. 1927 г., Катав-Ивановск» (ЧОКМ ОФ-4638/80, Ф-15149)

На снимке запечатлены юноша и пять девушек в интерьере фотоателье. Девушки одеты в блузы и короткие юбки (у бабушек этих девушек мог быть шок от увиденного). 2-я слева на снимке стоит Бочкарёва А.Е. (одна из старейших учительниц школ г.Катав-Ивановска , математик, начала свою деятельность в середине 1920-х годов в качестве учителя начальных классов).

Новым явлением в жизни советской женщины стало проживание в общежитиях. Эта сторона жизни с одной стороны отрывала женщину от домашнего хозяйства, с другой стороны лишала женщину возможности создания семьи. Бытовые условия общежитий на великих стройках коммунизма были нечеловеческими. В музее имеется фото одной из комнат строителей ММК в комплексе материалов Л.К.Татьяничевой, комната напоминает скорее казарму. Более сносными были условия в общежитиях для студентов вузов. На фото от Е.Д. Слепенковой представлена такая комната – «Общежитие учительских курсов. 1920-е гг.».

Общежитие учительских курсов. 1920-е гг.

Общежитие учительских курсов. 1920-е гг. (ЧОКМ ОФ-4638/373, Ф-11051)

Дальнейшим шагом в завоевании женщинами прав, равных с мужчинами становится освоение техники, в том числе навыков вождения транспортных средств. Женщины изучают тракторы, мотоциклы, и даже самолёты. Школы ДОСААФ посещает всё больше девушек. Мы уже знаем, что З.И.Иовлева имела членский билет ДОСААФ. Учеба женщин в челябинской школе ДОСААФ отражена на фото «Урок по изучению мотоцикла. Школа ДОСААФ(?). 1935-1940 гг.».

Урок по изучению мотоцикла. Школа ДОСААФ(?). 1935-1940 гг., г.Челябинск»

Урок по изучению мотоцикла. Школа ДОСААФ(?). 1935-1940 гг., г.Челябинск» (ЧГКМ ОФ-7276/68, Ф-15303)

Апофеозом равноправия женщин в небе и на земле является фото из архива Л.К.Татьяничевой «Летчица-орденоносец П.Д.Осипенко и её муж лётчик-орденоносец, командир подразделения старший лейтенант А.С.Осипенко возвращаются после полётов. Март 1937 г.»

Летчица-орденоносец П.Д.Осипенко и её муж лётчик-орденоносец, командир подразделе-ния старший лейтенант А.С.Осипенко возвращаются после полётов. Март 1937 г.

Летчица-орденоносец П.Д.Осипенко и её муж лётчик-орденоносец, командир подразделения старший лейтенант А.С.Осипенко возвращаются после полётов. Март 1937 г. (ЧГКМ ОФ-7218/131, Ф-12429)

Обзор фотографий 1919-1938 годов, отражающих жизнь женщин в новом социалистическом государстве, позволяет сделать вывод: жизнь была тяжёлой и трагической, яркой, героической, кипучей, бурлящей, наполненной новыми событиями, созидательной и творческой. Несмотря на войны, голод, разруху, индустриализацию, коллективизацию, репрессии наши бабушки выжили, и остались прекрасным полом. Что и отражено на многочисленных фотографиях из фондов Государственного Исторического музея Южного Урала.




1. Мазурова Я.С. Участие женщин в социалистической индустриализации страны / Опыт КПСС в решении женского вопроса. М. : Мысль, 1981. С. 35 – 54.; Максимов А.А. Особенности правового положения женщин в Советской России // Вестник Международного института экономики и права. 2016. № 2. С. 130-139.; Поленина С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект. М. : Институт государства и права, 2000.; Пушкарева Н.Л. Гендерная система Советской России и судьба россиянок // Новое литературное обозрение. 2012. № 5. С. 8 – 23.

2. Мирошниченко М.И. Женщины на Урале в 1920 – 1935 гг. Челябинск : Изд. Центр ЮУрГУ, 2013.




18.12.2017

Возврат к списку