Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

От испанской Навахи до шедевров златоустовских мастеров


В витрине Государственного исторического музея Южного Урала размещены клинки, украшенные на Златоустовской оружейной фабрике в последней трети XIX века золотой и серебряной насечкой.

Знатоки оружейного дела знают, что насечка золотом и серебром широко использовалась в Испании, знаменитые толедские оружейники применяли ее при украшении навах и женских ювелирных украшений. Есть такая легенда, что якобы после одной из турецких компаний, то есть одной из русско-турецких войн в 1860-х годов, «на Урал завезли знаменитые толедские навахи, они были известны всему миру. Это был подлинный шедевр оружейного мастерства, отличавшийся превосходным качеством стали и изящной, необычайно легкой насечкой»1. Так ли это было, сегодня сложно сказать, но, вероятно, какие-то образцы были. И почему бы не испанские навахи?

Что это за технология — насечка золотом и серебром? Авторы очень подробно и понятно описывают ее. Представьте себе клинок, покрытый паутинкой тонких и нежных узоров. Сначала на клинке вручную наносят в трех направлениях очень мелкие бороздки (насечку). Как будто бархат покрывает эту часть клинка. Потом мастер берет кусок золота или серебра и превращает его в тоненькую проволочку. «Делается это так. Существует цензен, или, иначе говоря, волочильная доска. Она имеет несколько отверстий — одно другого меньше. Есть рубиновые цензены — доски с рубинами, в которых сделаны отверстия. Отковав кусок золота так, чтобы получилось нечто вроде заточенного карандаша, мастер протаскивает его сквозь отверстия в доске. Постепенно проволочка становится все тоньше и тоньше, и, наконец, толщина ее достигает всего 0,2 мм. Тогда мастер начинает приклепывать молоточком эту проволочку к насечке на клинке»2 по приготовленному эскизу. Это называется выпуклой насечкой. Там, где требуется утолщение, прокладываются две или три проволочки, где нужно поставить круглую точку, мастер держит над огнем проволочку и разбивает ее молоточком. Очень кропотливая работа, требующая точности и напряжения. За двенадцать часов работы мастер мог украсить немногим более одного квадратного дюйма. Есть еще углубленная насечка, когда зубилом выбивают узор, заполняют углубления золотой или серебряной проволокой и заклепывают. Все это великолепие делалось и делается вручную при помощи простейших инструментов. Неизвестно, учились ли златоустовские мастера на испанских шедеврах. Но в искусстве насечки они не уступали иностранцам, а порой и превосходили их.

Павел Петрович Аносов, будучи горным начальником и директором Златоустовской оружейной фабрики (1831–1847), постоянно искал и совершенствовал не только качество стали, но и технологии украшения клинков. Способных мастеров отправлял учиться к знаменитым мастерам-оружейникам.

1830-е годы — время увлечения восточным оружием и постижения искусства его украшения. По инициативе министра финансов Е. Ф. Канкрина было решено послать в Тифлис из Златоуста двух мастеров и двух рабочих для изучения опыта восточных оружейников и обучения методу украшения клинков золотой насечкой. В январе 1831 года в Тифлис отправились кузнечные мастера Карл Вольферц и Василий Южаков, рабочие Михаил Дятлов и Николай Ивановский. В Тифлисе они обучались изготовлению булатной стали у мастеров Элиаровых. В 1832 году изготовили десять булатных сабельных полос (Элиаров — одну с золотой насечкой), которые представили императору. Златоустовские мастера украшать оружие золотой насечкой не научились «по слабости зрения». Вернулись они домой в 1833 году. В Златоустовском архиве сохранилась справка об изготовлении Карлом Вольферцом оружия «по способу мастеров Элиаровых по прибытии его из Тифлиса» и изготовлении мастером Южаковым оружия из булата и литой стали3. В справке указаны сабли с возвышенной позолотой на 8, 11, 21, 27 и 28 дюймов «с арматурами и сражениями, с фигурами и без фигур, с серебряной чеканкой» и т. д. То есть мастера продолжали украшать оружие так, как умели это делать еще до поездки в Тифлис. Исследователь М. Глинкин в книге «Златоустовская гравюра на стали» пишет, что Василий Южаков «один из первых ввел на фабрике технику серебряной насечки и чеканку по серебру»4.То же самое пишет и Ю. П. Окунцов. Оспаривать не будем. Тем не менее, в последующие годы П. П. Аносов стремился более тщательно изучить и внедрить этот метод украшения оружия.

В феврале 1846 года по заданию П. П. Аносова, получившего предписание штаба Корпуса горных инженеров, в Петербург с транспортом металлических касок отправились унтер-шихтмейстер Егор Бояршинов (он должен был в течение шести месяцев посещать классы Императорской академии художеств «для надлежащего усовершенствования в рисовании и граверном искусстве) и подмастер Дмитрий Лукин (к оружейному мастеру Двора его Императорского величества Орлову «для изучения насечки золотом на разных металлических изделиях»). Орлову «за открытие секрета наладки золотой насечки» заплатили единовременно 50 рублей серебром, за обучение — 20 рублей серебром. По тем временам суммы немалые5. 17 мая 1846 года Бояршинов и Лукин были отправлены обратно в Златоуст. В сопроводительной записке сказано, что Лукин обучался у оружейника Орлова гравировке и искусству накладывания завитой насечки, «успев достаточно в предназначенных ему занятиях»6.

На Всемирную выставку в Лондон в 1851 году Златоустовской оружейной фабрикой были отправлены: «…шашка азиатская с булатным вытравленным клинком с серебряной насечкой, сабля турецкая с булатным вытравленным клинком со стальной оправой и серебряной насечкой, шашка азиатская с булатным вытравленным клинком с бархатною ножной и серебряной насечкой»7.

В материалах об участии Златоустовской оружейной фабрики в Лондонской выставке 1862 года и выставке мануфактурных изделий в июне 1862 года в Петербурге читаем: «…представлен кинжал с золотой насечкой, приготовлен служащим на фабрике подмастером Степаном Серовиковым и оружейная контора объясняет, что отделка кинжала была довольно затруднительна, но это изделие Серовикова заслуживает особого внимания»8.

Яков Данилович Варламов — рисовальщик, гравер и насекальщик. В последней трети XIX века он украшал оружие насечкой золотом и серебром, которая в 1870–90-е годы стала преобладающим методом украшения металла в Златоусте. Варламов ввел на оружейной фабрике способ насечки «по зубу». Из ведомости о лицах, награжденных за отличия, можно узнать следующее.

Мещанин Яков Варламов поступил на Златоустовский завод в 1876 году. В 1880 году был определен мастером цеха украшений, где «своими познаниями и усердием к делу много способствовал уменьшению осаждения золота против ранее производимых расходов при золочении оружия и других изделий». Кроме того, он изобрел способ воронения полированной стали. В 1882 году был командирован на Московскую художественную выставку для «повышения вкуса и для дальнейшего усовершенствования в своем деле». Тогда же он побывал в Петербурге, где занимался в рисовальной школе Общества поощрения художеств «с целью изучения правильного и новейшего стиля узоров на клинках». Все украшенные изделия, за которые фабрика получила высшие награды на выставках в Москве (1882), Екатеринбурге (1887), Копенгагене (1893), были изготовлены по проектам и рисункам Варламова. 12 июля 1885 года он был награжден малой серебряной медалью с надписью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте. Представлен к награждению званием личного почетного гражданина9. С 1887 года руководил цехом украшений совместно со вторым старшим мастером И. П. Агарковым.

Большого развития в последнее десятилетие XIX — начале XX века достигло производство из стали художественных бытовых изделий — портсигаров, спичечниц, подносов, браслетов, тростей, кинжалов, ножей и топориков,— украшенных сценами охоты. Особенно много выпускалось столовых приборов и ножей для разрезания книжных страниц.

Замечательный мастер золотой и серебряной насечки Василий Николаевич Костромин — один из художников, выполнивших гравюру «Александровская сопка» и накладки с золотой и серебряной насечкой на альбоме, подаренном в 1895 году видному горному деятелю И. П. Иванову. В настоящее время альбом хранится в Златоустовском музее. Над украшением крышки альбома трудился Степан Кузьмич Недорезков — художник, обладавший исключительным вкусом, неутомимый составитель орнаментов для золотой и серебряной насечки. В 1899–1916 годах он работал рисовальщиком в цехе украшений Златоустовской оружейной фабрики. Большинство клинков, украшенных златоустовскими мастерами золотой и серебряной насечкой, были изготовлены в начале XX века по эскизам С. К. Недорезкова.

Иван Ильич Ногтев — художник гравер, ювелир. В 1896–1898 годах учился в рисовальной школе при Златоустовской оружейной фабрике, работал гравером-резчиком по металлу, осваивал технику украшения клинков золотой и серебряной насечкой. С 1905 года проходил обучение в Строгановском художественном училище в Москве. Принимал участие в украшении холодного оружия для знатных иностранцев: китайского императора, абиссинского негуса Менелика, короля Сербии Петра и др. В 1926–1930 годах участвовал в изготовлении шашек для высшего командования Красной армии: С. М. Буденного, К. Е. Ворошилова и др. Работал над изготовлением художественного футляра для «Наказа Уральскому добровольческому танковому корпусу от трудящихся Южного Урала» (1943), для украшения которого пожертвовал драгоценные камни из своей коллекции. После Великой Отечественной войны, будучи на пенсии, руководил художественно-граверным отделением в златоустовском ремесленном училище № 4.

Таким образом, метод украшения оружия насечкой золотом и серебром, использовавшийся толедскими мастерами, был внедрен и широко применялся мастерами Златоустовской оружейной фабрики.

Н. Ю. Приходько,
зав.выставочным отделом

Примечания:

1 Очерский В., Костин И. Златоустовская гравюра. Челябинск : Челябгиз, 1943. С. 12–13.

2 Там же. С. 14–15.

3 Архив Златоустовского городского округа (ЗГО). Ф. И-24. Оп. 1. Д. 661. Л. 179, 180–181.

4 Глинкин М. Златоустовская гравюра на стали. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1967. С. 13.

5 Архив ЗГО. Ф. И-24. Оп. 1. Д. 1190. Л. 10.

6 Там же. Л. 159–160.

7 Там же. Ф. И-19. Оп. 1. Д. 1560. Л. 37.

8 Там же. Д. 2167. Л. 27.

9 Там же. Д. 3520. Л. 116.


28.06.2017

Возврат к списку