Государственный исторический музей Южного Урала

300 000
предметов в фондах
250 000
посещаемость за год
100
проектов и выставок в год

Научные публикации

Челябинские кирпичники


18 марта 2022 года фонды Государственного исторического музея Южного Урала пополнились интересными историческими артефактами. Своевременно полученная информация о сносе брандмауэра (противопожарной стены), разграничивавшего в дореволюционный период усадебные места Яушевых и Покровских, помогла сохранить несколько старинных кирпичей челябинского производства. Сейчас площадку на набережной Миасса по ул. Труда подготавливают для строительства репетиционной базы ансамбля танца «Урал», здание которой будет примыкать к дому, где в 1923 г. открылась первая экспозиция нашего музея.

Рис. 1.jpg

Набережная правой стороны р. Миасс (рамкой обведен брандмауэр). 1963 г. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Из-под ковша экскаватора удалось спасти кирпичи с клеймами нескольких видов: «П. Д. Б.» и «З. А.», а также один осколок с буквами «Г. Х.». Все они содержат инициалы владельцев кирпичеделательных производств, а первые расшифровываются как «Петр Денисович Бакуев». Сведений о нем на данный момент удалось собрать достаточно много, поэтому сосредоточимся на них подробнее.

Рис. 2.jpg

Разрушение дореволюционного брандмауэра. 18 марта 2022 г.

Впервые фамилия Бакуевых в Челябинске упоминается в 1881 г. в связи с домовладением крестьянина Дениса Петровича Бакуева на Екатеринбургской (ныне Кирова) улице — это был полукаменный двухэтажный дом в четыре комнаты1. В 1883 г. хозяин, очевидно, перешел в мещанское сословие, а в следующем году приобрел соседнее дворовое место крестьянина И. Н. Суворова2. В дальнейшем описания двух участков и оценочная стоимость расположенных на них построек объединяются3. С 1888 г. в качестве собственника указывается уже Петр Денисович — сын первого владельца, а прилегающая земля вновь выделяется в качестве самостоятельной усадьбы4. Первый, еще отцовский, полукаменный дом стоял на пересечении Екатеринбургской и Семеновской улиц (№ 25), второй примыкал к нему с севера и фасадом был обращен к ул. Екатеринбургской (№ 27).

С середины 1880-х и до 1899 г. включительно П. Д. Бакуев содержал лавку на Хлебной площади5. В начале 1900-х гг. торговля, по-видимому, переместилась непосредственно в дом, поскольку сохранились упоминания о продаже бакалейных товаров некоей В. В. Бакуевой (очевидно, супругой) на Екатеринбургской улице6.

Проанализировав архивные оценочные и раскладочные ведомости конца XIX — начала XX столетия, удалось установить, что в этот период мещанин Петр Денисович Бакуев занялся производством кирпича. Район кирсараев, насчитывавших в лучшие годы до 40 предприятий, глину для которых добывали в близлежащих карьерах, находился бы сегодня за зданием теплотехнического института.

Рис. 3.jpg

Общий вид на поселок кирсарaи и задний фасад теплотехнического института. 1965 г. Из открытых источников

Первое документальное упоминание о принадлежащем Бакуеву «кирпичном заведении в 35 саженей» (почти 75 метров!) на городском выгоне Челябинска за рекой датируется 1901 г.7 По всей видимости, проработало оно до 1907 г. Именно о такой дате позволяет говорить тот факт, что последний раз налог на него уплачивался именно в этом году, а затем два года владелец находился в розыске8, но так и не был найден. К этому времени оказались проданы и дома на Екатеринбургской улице. Последнее их описание фигурирует в документе по состоянию на осень 1905 г.9, а в 1908 г. собственником этого дворового места № 823 в 56-м плановом квартале числится уже некий Н. А. Коробов10.

Рис. 4.jpg

Первое упоминание кирпичного заведения П. Д. Бакуева на городской выгонной земле. 1901 г. Из фондов ОГАЧО

Учитывая, что нотариальных уведомлений о продаже за весь 1907 г. не поступало11, можно сделать вывод о смене владельца еще в 1906 г. Вероятнее всего, Бакуевы по каким-то причинам покинули Челябинск, с этого момента их фамилия перестает упоминаться в торгово-промышленных справочниках.

В советское время на первом этаже бывшего дома кирпичника Бакуева, стоявшем теперь уже на ул. Кирова, № 46 (угол Работниц, № 40), находился хлебный магазин12, а в конце 1960-х гг. — художественная мастерская Хлебторга13. В фондах Государственного исторического музея Южного Урала сохранились снимки обоих принадлежавших когда-то мещанину зданий, выполненные Виктором Гайдашем. По его же свидетельству, снесли их в 1973 г.

Рис. 5.jpg

В. Д. Гайдаш. Ул. Работниц, дома с № 40 (угол Кирова, № 46) на запад. 31 мая 1969 г. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Рис. 6.jpg

В. Д. Гайдаш. Ул. Кирова, дом № 44. 5 мая 1972 г. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Рис. 7.jpg

В. Д. Гайдаш. Ул. Кирова, дом № 46 (угол Работниц, № 40). 5 мая 1972 г. Из фондов Государственного исторического музея Южного Урала

Теперь скажем несколько слов о кирпичах с другими буквами на клеймах. Что касается осколка с инициалами «Г. Х.», то с уверенностью можно констатировать их принадлежность Геннадию Дорофеевичу Хованову (1880–1956), незадолго до революции построившему кирпичный сарай на городском выгоне за рекой14.

Рис. 8.jpg

Кирпичи после первичной очистки. 23 марта 2022 г. Из архива автора

Несколько более смутной представляется картина с клеймом «З. А.». Исходя из имеющейся схемы: два инициала — это имя и фамилия владельца, а три — имя, отчество и фамилия, в хронологическом промежутке с 1894 по 1916 г. нет подходящих под нее претендентов. В то же время известно клеймо челябинского кирпичника Ивана Никифоровича Леданова, с 1900 г. помечавшего свою продукцию надписью «ЗАВОДЪ ЛѢДАНОВА»15. Если ориентироваться на нее, приняв первую букву аббревиатуры за слово «завод», а вторую — за инициал фамилии, то подходят только двое — Григорий Васильевич Абрамов и Александр Васильевич Антонов16. Однако клеймо последнего известно и выглядело оно как «А. В. А.» — образец его имеется в коллекции нашего музея. Исходя из имеющихся сведений, можно выдвинуть осторожное предположение о принадлежности обозначения «З. А.» кирпичному заведению Абрамова, действовавшему в период 1908–1916 гг.

В. Г. Демаков,

сотрудник научно-исследовательского отдела

Примечания


1 ОГАЧО. Ф. И-3. Оп. 1. Д. 152. Л. 155 об.

2 Там же. Д. 156. Л. 242 об.; Д. 170. Л. 222 об.

3 Там же. Д. 204. Л. 157 об.; Д. 211. Л. 245 об.

4 Там же. Д. 220. Л. 370 об.

5 Там же. Д. 204. Л. 305 об.; Д. 616. Л. 241 об.

6 Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1902 г. Пермь, 1901. С. 57; То же на 1903 г. Пермь, 1902. С. 59; То же на 1906 г. Пермь, 1905. С. 259.

7 ОГАЧО. Ф. И-3. Оп. 1. Д. 661. Л. 547 об.

8 Там же. Д. 997. Л. 157 об. — 158.

9 Там же. Д. 843. Л. 478 об.

10 Там же. Д. 929. Л. 585 об. — 586.

11 Там же. Д. 902.

12 Список абонентов Челябинской городской телефонной сети. Челябинск, 1941. С. 45; Телефонный справочник. Челябинская АТС. Челябинск, 1956. С. 58; Телефонный справочник. Челябинская ГТС. Челябинск, 1959. С. 82; То же. Челябинск, 1962. С. 88.

13 Список абонентов Челябинской городской телефонной сети. Челябинск, 1969. С. 177.

14 ОГАЧО. Ф. И-3. Оп. 1. Д. 1265. Л. 544 об. — 545.

15 Из коллекции Алексея Александровича Абызова, г. Челябинск.

16 ОГАЧО. Ф. И-3. Оп. 1. Д. 929. Л. 697 об.



01.04.2022

Возврат к списку