«Почти подарок» музею в миллион долларов. Комментарии пресс-службы музея на интервью С.Колисниченко

«Почти подарок» музею в миллион долларов. Комментарии пресс-службы музея на интервью С.Колисниченко

Государственный исторический музей Южного Урала продолжает следить за судебным разбирательством, связанным с хищением осколка метеорита весом в 2,5 килограмма.

Вот стенограмма интервью*, в котором обвиняемый в хищении метеорита С. Колисниченко отвечает на вопросы челябинских журналистов. Стенограмму комментируют специалисты и пресс-служба Исторического музея.



* Орфография и пунктуация сохранены.


Журналисты (ОТВ, ЧГТРК «Южный Урал», РИА-Новости):
Как Вы узнали, что нужно провести экспертизу? Позвонили вам?

Колисниченко:

Это очень длинная история. Ко мне музей обращается постоянно: «У нас есть экспонат, который надо посмотреть». У нас вообще по геологии нет специалистов, которые пошли бы в музей помогать, у всех какие-то свои заботы и прочее. Для меня музей — это родина. Я его знаю с 1968 года. Я с детства в музее, я знаю все его экспонаты, тем более геологические. Музей постоянно приглашал меня писать экспертизы. Они почему-то сейчас об этом забывают. Сейчас хранится мозазавр. Это в принципе почти подарок музею. Который сто́ит, кстати, не миллион рублей, а миллион долларов, так он оценен на внешнем рынке. Он в музее. Я патриот музея, патриот города. Я не собираюсь в этом случае быть стрелочником.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

Что касается дефицита консультантов (о чем упоминает Колисниченко), то музей его никогда не испытывал. Например, Александр Левит, старейший преподаватель Челябинского госуниверситета, доцент кафедры геоэкологии и природопользования, факультета экологии, консультировал музейных работников часто и совершенно бесплатно (прим.: Сад камней и постоянная экспозиция музея).

По поводу скелета мозазавра (который, по словам Колисниченко, «почти подарили») можно сказать следующее: музей не принял его в подарок, а взял на временное хранение, поскольку документально не подтверждено, где и кем этот скелет обнаружен и выкопан. Люди, предоставившие эту находку, не сообщили сотрудникам музея, какая официальная археологическая экспедиция проводила раскопки и где. Музей до сих пор ждет эти документы. Есть предположение, что этот экспонат — результат работ «черных» копателей.


Журналисты:
Поясните, пожалуйста, как все-таки этот фрагмент метеорита очутился у вас?

Колисниченко:

Он и был у меня, в моем распоряжении, по одной простой причине, что не забывайте, что в Челябинске работает Урало-Сибирская метеоритная экспедиция. Я ее представитель, у меня есть удостоверение, которое представлено суду. Я по этому удостоверению имею право на помощь со стороны учреждений. Метеорит был у меня потому, что материалы экспедиции не готовы. Я пишу книгу «Метеориты России», она закончена. На сегодня итог есть, да.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

С. Колисниченко имеет удостоверение респондента РАН. Он является руководителем группы респондентов (прим.: группа опрашиваемых по их инициативе). Причем срок действия этого документа истек к началу 2017 года. Это удостоверение не дает никакого права изымать и передавать без доверенности, акта и договора музейные предметы. Официально по нему невозможно получить в музее ничего — разве только украсть.

Просроченное

Просроченное удостоверение С. Колисниченко.

Прецеденты с незаконным изъятием метеоритов были и раньше. Например, в публикации о судебном разбирательстве по поводу хищения метеорита на сайте 74.ру от 15 августа 2017 года в разделе «Комментарии» жительница Челябинска поделилась историей, произошедшей с ней и ее сыном и связанной с Сергеем Колиснеченко. Вот этот комментарий: «Колисниченко во Дворце пионеров у астрономов тоже забрал метеорит. А его дети сами нашли в экспедиции, мой сын ездил тоже! А этот ученый взял метеорит и не вернул — тоже изучает, наверное...» (https://chelyabinsk.74.ru/text/gorod/331988448079872.html#comments/cb6cc4a7b-5c28-4e69-b17f-de3287e10809/page/3)


Журналисты:
Вы хотели возвращать метеорит или он должен остаться у вас в качестве платы?

Колисниченко:

Какой платы, о чем вы? У меня в коллекции десятки метеоритов, десятки килограммов. Это научная коллекция, я об этом говорил. Коллекцию сегодня выставили в Ильменском заповеднике. Планировалось ее передать в Челябинский музей.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

Вот выдержка из интервью Сергея Колисниченко для портала 74.ру от 15 августа 2017 года: «В то время я активно сотрудничал с музеем: организовывал там выставки метеоритов России и Урала, — рассказал геолог. Поскольку я сотрудничаю с Новосибирским филиалом РАН, с Институтом геологии и минералогии Сибирского отделения РАН, я помог музею получить заключение компетентных ученых по челябинскому метеориту. Затем помогал организовать и провести научную конференцию, посвященную челябинскому метеориту, на которую приехали около 100 ученых со всей России. И наивно полагал, что фрагмент метеорита, подаренный музеем,— знак благодарности за помощь и продолжение нашего сотрудничества. Мне и в страшном сне не могло присниться, что я продам этот фрагмент. Я им занимался, потому что пишу энциклопедию о метеоритах России. В конце этого года я намеревался передать его в Центральный сибирский геологический музей (оригинал материала: https://chelyabinsk.74.ru/text/gorod/331988448079872.html)

Напоминаем, что в соответствии с Федеральным законом от 26.05.1996 N 54-ФЗ (ред. от 28.12.2017) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации и находящиеся в государственной собственности, могут передаваться в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям с разрешения федерального органа исполнительной власти в сфере культуры на основании соответствующих договоров в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. В соответствии с этим законом музейный экспонат (фрагмент метеорита) не может быть передан в дар, в безвозмездное пользование физическому лицу (ссылка на закон: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10496/bade2466fa30f2236e9307bc0c4dbcc77cc98d44/)

Кроме того, Сергей Колисниченко в интервью телеканалу «Россия-1» (прямой эфир от 18 июля 2017 года) сказал следующее: «Что такое воровство? Это тайна: пришел, взял, спрятал и украл. А здесь большое помещение, заместитель директора (Н. Антипин), главный хранитель (О. Субботина), еще какой-то хранитель мне передают этот фрагмент».

Из этого комментария понятно, что несколько сотрудников музея были в сговоре с С. Колисниченко. Именно эти люди совместно с Колисниченко приняли решение обойти установленные законодательством правила (прим. ФЗ № 54 «О Музейном фонде РФ и музеях в РФ»; должностная инструкция главного хранителя) и без оформления соответствующих документов передали фрагмент метеорита постороннему, третьему лицу. За несоблюдение установленных законом правил предусмотрена уголовная ответственность.

С. Колисниченко и Э. Шайгородский привезли из мастерской распиленный на три части метеорит. Снимок сделан 29 апреля 2014 года в 13:10. Через 5 минут к Шайгородскому и Колисниченко присоединятся замдиректора музея Антипин и главный хранитель Субботина. Они примут решение передать третий фрагмент (на снимке — крайний слева) без оформления документов Сергею Колисниченко.

Фото: Э.Шайгородский


Журналисты:
То есть кусок метеорита вы хотели вернуть, да?

Колисниченко:

В Новосибирске же знают о нем, его ждут. Они знают, что образец без документов, без всего. Даже если бы я передавал им всю коллекцию, коллекция большая, они бы задали вопрос: документы будут или нет? Я бы все равно обратился в музей за официальным запросом. Должен быть официальный запрос. А все эти научные… пойти там, заслать ко мне… отдать метеорит — то есть был наезд отдать метеорит. Научное заключение у вас, метеорит у меня, какие могут быть вопросы? Все. Какие могут быть рассуждения? Вот давайте научное заключение вернем. Не сертификат, а научное заключение. Это разные вещи.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

В феврале 2014 года, в первую годовщину падения метеорита, в Историческом музее прошла Всероссийская научная конференция (с международным участием) «Метеорит Челябинск — год на Земле», по итогам которой под руководством В. И. Богдановского был издан сборник научных трудов объемом 690 страниц. Этот сборник, по мнению экспертов, уже тогда считался паспортом метеорита.

В сборнике опубликованы материалы ведущих российских и зарубежных специалистов, в том числе ученых из Новосибирска (Н. М. Подгорных, В. В. Шарыгин, Т. Ю. Тимина, В. С. Селезнев, Н. П. Похиленко, Т. Н. Мороз). Это главный источник информации для оформления документации музея и других публикаций.

Так как этот сборник с материалами исследований и выводами был издан еще в 2014 году, надобности в дополнительных консультациях и новом экспертном заключении не было. Необходимости получения научного заключения о метеорите от индивидуального предпринимателя Сергея Колисниченко у музея не возникало.


Обложка и выходные данные сборника «Метеорит Челябинск — год на Земле» (автор и руководитель проекта В. И. Богдановский).
Полная электронная версия сборника находится здесь.


Журналисты:
Научное заключение — это что?

Колисниченко:

Сертификат. Это сертификат качества, их можно штамповать. У нас есть магазин «Самоцветы» — там выдают эти сертификаты. У нас ЧелГУ выдавал эти сертификаты на любой кусок камня. Научное заключение делал Институт минералогии (Новосибирск). Отправлен был кусочек для исследований. Дело в том, что когда мы высылали документы, мы выслали и кучу фотографий. Чтобы они на эти фотографии сделали сертификат. Там есть стрелочка и кусочек — что с этого места взят этот кусочек.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

Музей не посылал фотографии и «маленький кусочек» для исследований в Новосибирск. Под фразой «мы высылали» имеется в виду группа лиц, упомянутых ранее: Антипин, Субботина, Колисниченко и Шайгородский.

На первом и втором фото — сертификат (экспертное заключение), выданный Институтом геологии и минералогии РАН (Новосибирск) по просьбе Сергея Колисниченко. Он составлен не на основании изучения метеоритов, а по фотографиям, представленным Сергеем Колисниченко. Не является заказом музея. Как выяснилось, цена этого заключения около 1,5 миллиона рублей.

Сертификат..jpg

На третьем и четвертом фото — экспертное заключение эксперта-геммолога О. Р. Джумаева с более развернутым анализом и характеристиками образцов. Его цена 5000 рублей (за два фрагмента метеорита). Это заключение делалось по заказу музея.



Журналисты:
Почему проводилась служебная проверка?

Колисниченко:

Спросите у директора. У него есть свой какой-то интерес, о котором он молчит. А интерес этот — его бывший заместитель Антипин. Спросите — и поймете, что рикошет целился на Антипина, а попал по мне.

Комментарий пресс-службы и юристов музея:

Никакого прицельного «рикошета» в сторону бывшего заместителя директора музея Н. А. Антипина не было, и никакие козни в музее против него не строились. В 2016 году Н. А. Антипин получил два выговора — за превышение должностных обязанностей и за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. Бывший заместитель директора по научной работе письменно заверил свое согласие с этими официальными выговорами. Затем, за следующий проступок, ему было предложено написать заявление об увольнении по согласию сторон.

K6XQ7BlatJQ.jpg

25 февраля 2014 года. В гостях у Колисниченко (Санарка). Участники круглого стола «Метеорит Челябинск — год на Земле» Н. Антипин и С. Колисниченко в своих выступлениях высказали перед собравшимися мнение, что распределение Министерством экологии таких уникальных предметов, как метеориты,  по отношению к ученым, происходит несправедливо. 

Что касается служебного расследования, повлекшего за собой судебное разбирательство, то это случилось после безуспешных переговоров директора музея В. Богдановского с С. Колисниченко и Н. Антипиным. На предложение вернуть фрагмент метеорита добровольно они ответили, что во время распила он (третий фрагмент) превратился в «космическую пыль». Руководство музея, следуя предписанным инструкциям, после отказа С. Колисниченко и Н. Антипина вернуть украденный фрагмент метеорита обратилось в следственные органы с заявлением о хищении. 

Встреча в Верхней Санарке в доме С. Колисниченко за неделю до кражи фрагмента. На фотографиях метеорит на олимпийской медали и фрагменты его геологической коллекции. Здесь будет спрятан украденный в музее метеорит, который впоследствии при обыске обнаружат представители ФСБ.

Фото в Санарке
Апрель, 2015 год. Санарка. Похищенный фрагмент метеорита уже год находится в доме Сергея Колисниченко.


Описанный инцидент — первый и единственный случай подобного рода при нынешнем руководстве музея. Им были предприняты все соответствующие меры по оперативному и профессиональному расследованию этого происшествия. Руководство музея заинтересовано в окончательном разрешении данного дела и намерено принять все необходимые меры, чтобы исключить повторение подобных незаконных махинаций в стенах учреждения.


Возврат к списку