Меч юного самурая 11.08.2017

Меч юного самурая

Государственный исторический музей Южного Урала является хранителем многих удивительных и ценных предметов. Один из таких уникальных экспонатов — японский меч тати. История о том, как это славное оружие попало в фонды музея, сокрыта от нас временем. И клинок «молчит». Лишь тщательное изучение предмета и знания экспертов приоткрывают тайны.

Являясь олицетворением жизни самураев ушедших времен, их обычаев и традиций, японский меч совершенствовался много веков1. Это не просто боевое оружие — его можно назвать настоящим произведением искусства. Меч являлся одной из древних регалий императора, был предметом ритуальным и даже считался магическим. С появлением нового современного оружия место меча остается неизменным. Это своего рода символ Японии, его история, бережно сохраняемая и почитаемая.

Многообразие видов японского клинкового оружия породило устоявшуюся со временем классификацию японских мечей, в основе которой, в первую очередь, размеры оружия, а во вторую — его предназначение2. Наиболее распространенными и известными типами клинкового оружия являются кайкэн, кусунгобу (нож для сэппуку), айкути, хамидаси, танто, вакидзаси, катана, тати, нодати и др.3

Тати — меч более древний и более благородный, чем всем известная катана. Уже задолго до кровопролитного периода «воюющих провинций» (Сэнгоку дзидай) меч тати был принадлежностью конного воина и пехотинца в доспехах, одновременно являясь атрибутом парадного костюма. Катана же была оружием пеших самураев низкого ранга, бродячих самураев (ронин), а также гражданского люда, включая разбойников. Величественные обладатели тати, в свою очередь, носили катану с повседневной одеждой и использовали в быту.

Функциональные отличия в использовании мечей наложили отпечаток и на их конструктивные особенности. Клинок тати часто длиннее и более изогнут, что напрямую связано с их применением как оружия всадника. На скаку удобнее рубить, нежели колоть, и длина клинка должна быть такой, чтобы можно было достать припавшего к земле противника. Расцветом качества мечей катана, как и качества всего японского оружия, считается период Камакура (1185–1333). Способ ношения тати прост и удобен: меч в ножнах подвешивали к поясу слева, используя специальный шнур, лезвием (прогибом) вниз, высоко и практически горизонтально4.

Представленный в экспозиции предмет — укороченный тати. Подтверждением его принадлежности к этому типу является, во-первых, сильный прогиб клинка, а во-вторых, особое крепление к поясу: сохранились два отверстия на ножнах, в данном случае они изготовлены из слоновой кости (хотя обычно их изготовляли из металла — например из латуни). К этим отверстиям ранее крепились петли (оби-тори) для подвешивания меча к поясу. По некоторым предположениям, этот меч являлся подарком мальчику (юноше) из рода самураев, хранился как реликвия и использовался для торжественных случаев. Датируется он предположительно XVIII–XIX веками.

Традиционно в создании японского меча участвовали несколько мастеров: кузнец (катана-кадзи), изготавливавший сам клинок, полировщик (тогиси), который доводил до истинного совершенства внешний вид клинка, и мастер, изготавливавший оправу для меча (в данном случае — искусный резчик по кости). Также свой вклад в рождение нового меча в его законченном виде вкладывал цубако — мастер по изготовлению цуба (защитной пластины, отделяющей клинок от рукояти, которую часто по аналогии с европейским оружием именуют гардой). Зная это, мы можем судить о мастерстве изготовления тати из фондов Исторического музея.

Представленный клинок сам по себе является произведением искусства, и демонстрирует нам великолепную работу старых мастеров. К сожалению, прекрасная полировка меча оказалась подвластной влиянию времени. Клинок местами потемнел, потускнел, но это не снижает его ценности и значимости как достойного образца традиционных японских мечей. Меч не использовался в бою, на нем нет сколов, зазубрин и других повреждений.

Невероятно красиво оформление ножен представленного тати. Оправа меча полностью изготовлена из слоновой кости (с использованием внутренних вкладок из дерева), увеличивающей прочность крепления деталей. Мастер использовал все возможности материала, он обладал специальными знаниями о том, каким образом расположить изображение. Ювелирно проработаны мельчайшие детали — прически, одеяния, хозяйственные сооружения, трава, кусты: мы не увидим ни одного повторяющегося лица, ни одного похожего одеяния. Более того, использовалась тонировка (затемнение некоторых деталей) для большей выразительности изображения. Все это доказывает мастерство высочайшего уровня и большой опыт художника.

Подтверждением того, что данный предмет, скорее всего, был преподнесен в подарок ребенку, являются сюжеты декора. При их внимательном рассмотрении обнаруживается множество бытовых сценок с участием детей. Мы даже можем увидеть один трогательный момент — мастер изобразил мать, целующую свое дитя. Традиционны изображения цветов, например пионов, которые являются символом благополучия, процветания, любви и ласки, красоты и удачи. Можно встретить изображение сосны — символа мужества, несгибаемости, постоянства и долголетия. Таким образом, оформление меча содержит занимательные для ребенка сюжеты и в то же время напоминает своему юному хозяину о долге самурая. На торцевой окантовке цуба мы можем увидеть изображение феникса — легендарной птицы, символизирующей стремление к совершенству и возрождению, которая является, наряду с драконом, тигром и черепахой, традиционным символом сторон света в Японии. На торцевой части ножен (саядзири) и рукояти (кабутоганэ) можно разглядеть изображение фамильного герба (камон) — предположительно это герб самурайского клана, наследнику которого и был преподнесен в дар данный меч. Это, несомненно, делает предмет еще более интересным с исторической точки зрения.

При всей декоративности меч не утратил своего боевого назначения. Клинок, изготовленный по традиционной технологии многослойной ковки, находится в прекрасном состоянии и сохраняет все качества грозного оружия.

В какой-то степени представленный на выставке в Челябинске необычный образец меча тати является отражением загадочного и трудноуловимого традиционного для японской культуры понятия «югэн». Его невероятно трудно постичь, оно воплощает в себе саму суть Японии. Югэн — это красота, которая лежит в глубине вещей, не стремясь на поверхность. Тайна заключается в том, чтобы вслушиваться в несказанное и любоваться невидимым5. Самурайский меч в фондах Государственного исторического музея Южного Урала, находясь так далеко от своей родины, продолжает хранить множество тайн — тайну мастеров, тайну своего владельца, тайну своей истории.

Кстати, в фондах нашего музея есть «соотечественник» тати — так называемый сингунто — японский меч времен Второй мировой войны. Но это уже совершенно другая история…

Научный сотрудник выставочного отдела Дина Самадова

Текст подготовлен при участии президента Ассоциации японских традиционных боевых искусств Игоря Потёмкина

Примечания:

1 Зиганьшин Р. М. Военный этикет самураев // Ист. психология и социология истории. 2010. Т. 3, № 2. С. 125–130.

2 Карпенко Э. В. Образ самурая на примере оружия, доспехов и предметов быта по материалам выставки «Самураи: art of war» // Студенческая наука, искусство, творчество: от идеи к результату : материалы IV всерос. науч.-практ. конф. Краснодар : КГИК, 2017. С. 99–103.

3 Цокур А. В. Меч кю-гунто в японской истории и культуре (1875–1934 гг.) // Ист. и социал.-образоват. мысль. 2015. Т. 7, № 5–2. С. 103–104.

4 Хорев В. Японский меч. Десять веков совершенства. Ростов н/Д, 2011. С. 32, 33.

5 Там же. С. 36.


Возврат к списку